top of page

«Перестать бояться сделать что-то не так». Ксения Белькевич о проекте «Покажи Достоевского»


В ноябре 2022 года Музей истории российской литературы имени В. И. Даля представил видеопутеводители по Московскому дому Достоевского на русском жестовом языке. Это – один из результатов масштабного проекта «Покажи Достоевского». Мы поговорили с куратором проекта, заместителем директора Музея истории российской литературы имени В.И. Даля, Ксенией Белькевич о специфике путеводителей для людей разного возраста, о том, почему тексты не заменяют для глухих перевод на жестовый язык и почему музею писателя стоит обращаться к нечитающим людям.


О проекте

С января по ноябрь 2022 года проект реализовывался ГМИРЛИ совместно

с Ассоциацией деятелей инклюзивных искусств (АДИИ) и Театром неслышащих актеров «Недослов» при поддержке Благотворительного фонда «Свет». Частью проекта были мастерские «Музейный экскурсовод» и «Музейный куратор», в апреле-июне они проходили для взрослых, параллельно для групп глухих и слышащих, а в августе – для групп глухих и слышащих подростков. Наработки мастерских использовались затем при создании видеогидов.

Было создано три видеопутеводителя по музею, на разные возрастные группы: 18+, 12+ и 9+. В работе над этими гидами участвовали глухие актеры театра «Недослов».


Видеопутеводитель - что это за формат?

Это то же самое, что и аудиогиды, но разница в том, что в них информация передаётся с помощью видео. В нашем случае мы используем планшет с закачанным на него офлайн приложением. Планшеты можно бесплатно взять напрокат при посещении музея. В приложении собраны три видеогида: для детей, взрослых и подростков. У каждого свой маршрут, сюжет и продолжительность. Видеогид состоит из 10-30 роликов (в зависимости от возрастной категории). В каждом рассказывается о какой-то локации музея, периоде жизни писателя или отдельном событии. Для облегчения навигации в музее размещены стикеры с номерами роликов, относящихся к этому разделу. У каждой возрастной категории видеогидов свой значок на стикере. Такой же значок изображен рядом с категорией видеогида в приложении. У взрослых рядом с номером ролика изображен лавровый венок – его подарили Достоевскому благодарные поклонницы после знаменитой Пушкинской речи. У подростков – обложка романа «Подросток», а у детей – лошадка на колесиках, такая же могла быть среди игрушек в семье Достоевских. В конце каждого ролика размещена короткая видео-инструкция, как пройти к следующей точке маршрута.

Мы старались максимально облегчить способ управления видеогидом как для пользователя, так и для самого музея. Структура приложения получилась простой, интуитивно понятной. Задача сотрудника только вручить планшет посетителю и показать иконку с приложением. Мы намеренно отказались от использования онлайн приложений. Везде в других музеях, где мы тестировали онлайн-версии приложений, они часто зависали, забирали много интернет трафика на устройстве или просто не работали из-за неважной связи. В Доме Достоевского пока что не предусмотрен wi-fi для посетителей, поэтому формат офлайн приложения оказался самым удобным.



Чем такой формат предпочтительнее обычного текстового путеводителя?

Да, видеогид ориентирован на то, чтобы посетители самостоятельно изучали экспозицию, как и обычный путеводитель. Основной язык общения для большинства глухих и слабослышащих людей – русский жестовый язык. Это предпочтительный формат коммуникации. Поэтому мы его используем в рассказе о музее, сопровождая видео с РЖЯ титрами. Тот, кто пользуется РЖЯ, часто избегает чтения больших текстов. Русский письменный язык и РЖЯ очень разные, они как иностранные по отношению друг к другу. Например, в РЖЯ нет падежей, и много других отличий, но при этом он может быть гораздо более емким и выразительным, чем обычный русский язык. Меня спрашивают, зачем вы делаете гид по музею, если глухие люди скорее всего никогда не прочитают книги Достоевского. В ответ я шучу: но мы же изучаем жизнь художников не для того, чтобы написать их картину. Мы не проводим измерения, будут ли после нашего видеогида посетители чаще читать классику или нет. Наш проект направлен не только на популяризацию чтения и литературы, он рассказывает о нашем герое (Достоевском) и помогает расширить представления о культуре, истории, получить представление о личности удивительного человека.


В одном интервью, данном в начале проекта, Вы говорите, что команда готова создать в РЖЯ новые литературные термины – амбициозная задача…

На стадии задумки проекта мы предполагали, что нам будет необходимо создавать новые термины, чтобы объяснять какие-то понятия в творчестве Достоевского, объяснять особенности его эпохи. Но этого не потребовалось. Мы справились, используя распространенную лексику РЖЯ. Часто употребляемое слово «Достоевский» вначале показывается с помощью дактиля, а потом используются всего лишь первые три буквы его фамилии, имени и отчества – «ДФМ».


Если попытаться соотнести проект с "лестницей участия" Харта, какому типу партиципации он бы соответствовал: выступали ли участники в роли экспертов-советников, какие решения они принимали?

Целевая аудитория продукта, который мы создали, выступала в роли экспертов и советников на всех этапах работы над проектом. Уникальность в том, что нам удалось пригласить представителей целевой аудитории сразу на две позиции: в команду разработчиков и в группу посетителей-соавторов. Глухие приглашённые эксперты сами продумывали образовательную структуру мастерских, вели их, разрабатывали сценарий видеогидов, глухие актёры записывались в роликах. Глухие участники мастерских делились своими идеями для сценариев, помогали нам взглянуть на музей по-новому, найти новые акценты и смыслы.


Какие открытия о музее состоялись благодаря сотрудничеству с глухими и слабослышащими посетителями и профессионалами? Какие из них кажутся Вам наиболее значимыми и почему?

Пожалуй, самое главное открытие для меня - то, что литературные музеи не приспособлены для глухих и слабослышащих посетителей. До проекта я считала, что глухому человеку не составляет труда прочитать книгу, прийти в музей, прочитать тексты аннотаций и этикеток и получить свой полноценный посетительских опыт. Но, как оказалось, все это далеко от правды.

Второе,не менее значимое открытие, что глухиеи слабослышащие люди не считают нарушение слуха своей слабостью. Для многих глухих родителей – радость, если их ребенок рождается глухим. Значит он такой же, как они, значит им легче будет найти общий язык. Глухие и слабослышащие люди живут полноценной жизнью. Становятся востребованными профессионалами в разных областях, создают для своего сообществаСМИ, автошколы, театры, даже устраивают музыкальные концерты и поют на РЖЯ и делают много другое. Все это в корне перевернуло мое мировоззрение, и заставило относиться с совершенно новой позиции к людям с инвалидностью: перестать бояться сделать что-то не так, перестать быть слишком трепетной и предупредительной с ними, стесняться и напрягаться. Мне стало гораздо проще искренне не замечать «инвалидность», а видеть, в первую очередь, человека.


Как вы набирали участников для мастерских?


В мастерских мог принять участие любой желающий. Были только рекомендации по возрасту. Взрослых к взрослым, молодежь к молодежи. Сообщество глухих очень удобная аудитория в плане информационного продвижения. У глухих есть масса собственных сми, пабликов и каналов в соцсетях. Необходимо было их все изучить, познакомиться с каждым. Многие контакты нам подсказали глухие эксперты и сокуратор Сергей Бидный. Продвижением проекта занималась Аля Кузнецова, опытный пиарщик и smm-специалист. Важной особенностью было то, что СМИ для глухих не сразу реагируют на обращение незнакомого проекта/организации. Нужно себя зарекомендовать, потратить время и силы на то, чтобы к тебе стали относиться с доверием. Но если быть последовательным, честным и заранее планировать, то все получается.



Как была организована работа в мастерских?

Люди разных поколений работали отдельно. Сначала у нас были группы глухих и слышащих взрослых участников, которые изучали музей, разрабатывали экскурсии. С ними работали Влад Колесников, куратор инклюзивных программ в сфере культуры и образования, слабослышащий, и Михаил Веселов, экскурсовод, журналист, глухой. Потом та же работа проводилась с группами глухих и слышащих подростков. В паре с Владом работала другая ведущая, Людмила Жадан, педагог-филолог, преподаватель русского языка, музейный экскурсовод, глухая. Людмила специализируется на работе с глухими молодыми людьми. Работа с группой слышащих для нее была вызовом, но все получилось очень хорошо. Важной особенностью было, что у взрослой и подростковой групп были разными не только ведущие, но и переводчики. Такой подход позволил сохранить подачу материала, максимально близкую к интонации ведущего.




То есть глухие и слышащие участники между собой не общались?

Они встречались на общих занятиях в начале и конце цикла. На первой встрече было вводное занятие по теме инклюзии, что это такое, как она может быть устроена в музее. У подростков ещё был небольшой тренинг, в котором нужно было глухим и слышащим в смешанных группах познакомиться и уметь рассказать друг о друге. Для этого использовали блокноты и ручки, самые простые понятные жесты - не РЖЯ, а скорее элементы пантомимы. И на занятии в середине интенсива у подростков была игра: обобщение знаний о Достоевском после серии экскурсий по музею, которые проводила Мила Жадан. Участники снова были в смешанных командах, опять общались пантомимой и с помощью блокнота. На финальном занятии участники презентовали друг другу свои экскурсии. Общались уже через переводчика РЖЯ.

Мы сделали отдельные группы глухих и слышащих, чтобы наблюдать разные точки зрения. Также группа слышащих была для нас «контрольной»: если что-то пошло бы не так в группе глухих, а у слышащих все получалось бы, значит, проблема в понимании глухими каких-то конкретных заданий и тем. Если бы что-то не шло в обеих группах, значит, нужно было бы искать причину более широко: может быть неподходящий формат, сроки, идея. Но все получилось одинаково хорошо во всех подгруппах. Также для слышащих участников работала обратная инклюзия - наши ведущие являются глухими людьми, общение с ними сильно расширяло представления о культуре и мире глухих людей. Среди группы слышащих участников мы нашли партнеров проекта: журналистку, она написала о нас серию материалов, специалиста из центра «Интеграция», она помогала и консультировала нас по проекту. То же произошло с группой глухих взрослых: среди участников был журналист, помогший с продвижением проекта, и бывшая участница мастерской стала актрисой в документальном спектакле.



Какова дальнейшая судьба экскурсий, созданных группами глухих и слышащих взрослых и подростков?

Участники подготовили мини экскурсии по отдельным залам или разделам экспозиции. Их сложно объединить в целостный рассказ. Но мы ещё постараемся это сделать. Есть идея сделать что-то вроде фестиваля, когда о музее будут рассказать его посетители: глухие и слышащие. Наметили это на февраль 2023 года. Если формат приживется, будем его повторять периодически. У наших участников много энтузиазма.


Какие идеи участников мастерских оказались реализованными в видеогидах?

Из экскурсий сложно выделить какие-то отдельные идеи и сюжеты. Ещё важно, что все тексты участников претерпевали несколько итераций перевода: с РЖЯ на устный русский, на письменный русский и т. д. И это вносило свои ограничения и поправки.

На презентации экскурсии взрослой группы участники рассказывали экскурсии по заранее разработанным текстам, получилось очень живо, эмоционально. Они не читали с листа, а старались рассказать все как историю. После презентации мы договорились, что каждый пришлет текст своей экскурсии. Но письменный текст сильно отличался от живого рассказа, был более сухим и сдержанным. В этом ещё важная особенность РЖЯ: то, что можно изобразить с помощью этого языка, на бумаге бывает длиннее и сложнее передать. Поэтому на презентации у подростков мы делали аудио записи. Но нужно учитывать, что в случае с глухими это снова был голос переводчика со всеми возможными искажениями и неточностями. Переводчики у нас были великолепные и мы очень благодарны за работу Рите Старцевой и Ирине Гинзберг, а также ассоциации переводчиков РЖЯ. Но такова судьба перевода, он всегда чуть отличается от оригинала. И на аудио не запишешь мимику, движение.

Перед началом работы над сценарием для подростков мы сделали отдельную встречу драматурга Ксении Садовски с группами. Ребята сами показали Ксении музей, обсуждали его. Это не была экскурсия. Ксения спрашивала про каждый зал: где тут что самое запомнившееся, важное, интересное. Встреча проходила спустя месяц после окончания мастерских, и ребята уже вспоминали не свои экскурсии, а общие впечатления. Но эти впечатления, свое понимание музея были у них именно благодаря работе над собственными экскурсиями.




Расскажите, пожалуйста, подробнее про путеводитель 9+: какой он, о чем рассказывает?

Видеогид для детей самый короткий и самый уютный из всех. В нем рассказывается об одном условном дне маленького Феди Достоевского. Начинается все рано утром. Мы оказываемся в комнатке, где будущий писатель и его брат спали на сундучках. И так, следуя по комнатам мемориальной квартиры Достоевских, мы прослеживаем весь день до вечера, когда мама читала сыновьям вслух перед сном. Сценаристом и режиссёром видеогидов для подростов и маленьких детей стала Ксения Садовски. С ней меня познакомила Варя Коровина, сокуратор проекта. Ксения талантливый режиссёр и драматург, много лет проработала во Франции. Идея нашего проекта оказалась очень близка к ее европейскому опыту. Ксения придумала дополнить ролики анимацией и вместе с ней мы сделали в музее арома иллюстрации. В четырёх локациях музея размещены диффузоры, запахи в которых ассоциативно связаны с местом или сюжетом, описанным в экспозиции.

Сценарий для видеогида для взрослых написала Полина Синева. Она стала первопроходцем и очень ответственно подошла к работе. Первая версия ее сценария занимала около 30 страниц. Полина постаралась собрать все материалы: и то, что изучила сама, и экскурсии, лекции сотрудников Дома Достоевских и материалы экскурсий участников мастерских. При участии Вари Коровиной и Сергея Бидного сценарий сильно порезали и сократили. Пришлось отказаться от некоторых классных задумок. Например, мы хотели, чтобы в видеогиде было несколько персонажей. Один главный рассказчик и два комментатора, которые по задумке должны были периодически вклиниваться в повествование и делать неформальные эмоциональные добавления. Но было сложно выдержать границу, чтобы это выглядело честно и натурально, и при этом гармонично сочеталось с общей подачей видеогида. В итоге Полина сделала очень точный и интересный текст, практически обо всем Доме Достоевского.

Благодаря работе драматургов и всей команды в Московском доме Достоевского теперь есть удобный качественный сервис для глухих и слабослышащих посетителей. И с обоими драматургами мы очень хотим продолжить работу при создании видеогидов в других наших отделах.




Достоевский - не только значимый и сложный, но еще и очень противоречивый писатель. Получилось ли в рамках проекта поработать с этими противоречиями, поговорить о философских аспектах литературного наследия Достоевского?

Все обсуждения в мастерских для взрослых строились в общем-то вокруг философии Достоевского. Но это тема для отдельной статьи.


Какие из домов-музеев, входящих в состав ГМИРЛИ им. Даля вы хотите "показывать" следующими и почему?

Дальше мы хотим сделать видеогиды в домах Леомонтова на Молчановке и Чехова на Садовой-Кудринской. В дальнейшем мы планируем обеспечить инклюзию для глухих и слабослышащих посетителей во всех наших отделах. Выбор первых двух связан с сочетанием нескольких факторов. С домом Чехова интересно поработать, потому что он только-только откроется весной после масштабной реставрации. С домом Лермонтова легко начать, потому что команда сотрудников там очень заинтересована в работе с новыми форматами. Также удобно, что оба этих музея находятся в шаговой доступности друг от друга.


Беседовала Ирина Кельнер. Интервью взято в рамках практической программы "Культура 2.0" в рамках Санкт-Петербургского международного культурного форума.

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
bottom of page