День абсолютно невероятных детей

Обновлено: 29 сент.

В третий четверг марта во всем мире взрослые побуждают детей делать абсолютно невероятные вещи, поощряя достижения каждого ребенка. Этот день так и назвали – День абсолютно невероятных детей. В марте 2022 года к международной традиции присоединился и Петербург. Петербургского школьника походом на экскурсию не удивишь, а вот провести её самому в Музее истории религии – это вызов! Сотрудники инклюзивного образовательного центра «Языки без границ» и Государственного музея истории религии предложили неслышащим ученикам 5-6 классов петербургской школы №1 попробовать себя в качестве экскурсоводов по Египетскому залу. Что из этого получилось – расскажут сами зачинщики и участники Дня.


С организаторами и участниками мероприятия беседовала Анастасия Тамило.


Сергей Кречетов – руководитель образовательного центра «Языки без границ»


– Почему выбрали для такого события именно Музей истории религии и Древний Египет в качестве темы?


– С Музеем истории религии мы давно сотрудничаем: подготовка глухих гидов на русском жестовом языке, адаптация экскурсий... Идея вообще пришла спонтанно: хотели отметить юбилей нашего центра, сделав подарок городу. Нашли такой симпатичный инфоповод в сети – День абсолютно невероятных детей, времени на подготовку оставалось три недели! Нужно было найти музей с максимально гибкой организационной структурой, который смог бы быстро подхватить и помочь осуществить задуманное. Поэтому мы предложили эту идею Музею истории религии. И не ошиблись! А тема... Ну, мы вспомнили, что нас самих захватывало в детстве. Египет точно притягивал своими тайнами: мумии, саркофаги, боги. В итоге тема сама сложилась: история потустороннего мира – актуальная... Рассказать дети должны были о египетской религии, потому мы и пришли в ГМИР – это истории о богах.

На фото: Сергей Кречетов


– Вы решили поменять ролями экскурсантов и гидов, взрослых и детей – как

удалось осуществить эту идею?


– Условия игры были такие: вначале жеребьевка. Дети вытягивают билетик с описанием одного экспоната Египетского зала. Например – саркофаг, или статуэтки ушебти. Следующий этап – подготовка к занятиям. Они должны были освоить небольшой объем материала, который позволит максимально легко раскрыть тему. Дальше – занятие с сотрудницей музея, владеющей жестовым языком: вместе они изучали основы работы гида, готовились каждый к своей части экскурсии. Идея была в том, что в День невероятного ребёнка они проведут экскурсию перед камерой, чтобы трансляцию видели и слышали другие дети. Но в последний момент мы отменили трансляцию: у ребят было совсем мало времени на подготовку и мы решили первый раз сделать экскурсию под запись. Но камера всё равно была, даже две: телевидение приехало их снимать – это оказалось для ребят самым сложным, выступать перед камерами.


– В чём специфика работы в музее с детской аудиторией?


– Важно, чтобы сменялись задачи и чередовались эмоциональные состояния. У нас это было предусмотрено! После того, как дети «отволновались», сдали своеобразный экзамен, получили свою порцию адреналина, мы, вместе с моим коллегой – гидом и переводчиком на русский жестовый язык, провели для них лекцию о том, что такое древний Египет – очень кратко. Вполне веселая вышла лекция: например, мы сделали вывод, что древние египтяне не очень-то отличались от современных людей, тоже любили полениться - даже «на тот свет»; брали с собой статуэтки ушебти – собственных двойников, которые должны были за них трудиться в поте лица. А потом мы перешли к практической части: попробовали написать свое имя на условно древнеегипетском алфавите – как положено, в картушах. Написать на цветном картоне, и сделать закладки для книг, учебников по истории, чтобы память о том, что сегодня у них было, сохранилась ещё на какое-то время.



– Ваш центр занимается обучением взрослых гидов, почему сейчас решили

обратиться к детской аудитории?


– Что бы ни происходило в мире, дети должны ощущать, что их не бросают, ими занимаются. Мы решили сделать такой подарок детям в свой юбилейный год. Наш центр уже более пяти лет занимается дополнительным образованием для людей с инвалидностью: мы обучаем языкам (английскому, русскому, русским и международным жестам) людей с разными нозологиями по зрению, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, помогаем неслышащим людям получать творческую профессию. В этом году выпускаем уже третий поток глухих гидов. Студенты наши учатся бесплатно и программа реализуется при поддержке гранта Президентского фонда культурных инициатив. Если мы говорим о подготовке гидов, то к нам приходят взрослые люди. А хотелось бы пойти дальше, начать с детей. Если мы с детства начинаем говорить неслышащим, что в мире возможны варианты профессионального развития не только по пути А-В, но есть еще С, Д, Е и так далее – они, увидев эту палитру, уже на начальном этапе образования смогут решить, что им интересно, и родители смогут поддержать их, увидеть в этом новые возможности для своих детей.


– Вы видите какие-то перспективы развития проекта, или это разовая акция?


Мне понравилось! Думаю, одним днём дело не ограничится. Надо только внести коррективы в процесс организации: делать больше подготовительных занятий для ребят. Процесс трансляции откорректировать: потренировать у наших юных гидов навыки работы перед камерой. В этот раз присутствовало ещё и много людей – телевидение, сотрудники музея, и у некоторых детей все из головы улетучилось: многие растерялись.


Но несколько школьников очень ярко себя показали и с точки зрения наполненности эмоциями, и с технической стороны. В Петербурге есть возможность реализовывать при поддержке Комитета по труду и занятости населения программы временной занятости подростков – в рамках этих проектов вполне возможно, что детишки попробуют свои силы в музейном деле в этом году, почему нет. Я, например, думаю, что мы могли бы взять пару к себе в рамках такой программы, тем более, что в нашем коллективе работают разновозрастные люди, им было бы интересно попробовать.






– Как сделать сами музеи и музейное дело точками притяжения для неслышащих детей?


– В перспективе, думаю, что количество музеев, где проводятся экскурсии на жестовом языке, должно расти. Может, мы выберемся за пределы Москвы и Петербурга. Будущее в развитии детской профориентации для регионов России. И, конечно, важно, чтобы наши взрослые ребята, которые заканчивают обучение на гидов, могли адаптироваться к условиям работы в современном мире, полном технологий, интернета. В данном случае, они учатся не только водить экскурсии по музеям, но и снимать временные выставки, постоянные экспозиции, образовательный контент, для детей в том числе. Мы занимаемся не только съёмкой видеогидов, но и полноценных документальных фильмов, которые могут касаться не только Москвы, Петербурга, но и регионов. Мы готовим многопрофильных специалистов.


В прошлом году мы в сотрудничестве с банком ВТБ сделали совместный проект, попавший в финал национальной премии «Культура онлайн» в номинации «Лучшая коллаборация» – для нас это самое большое достижение. Мы снимали в четырех музеях Москвы и Петербурга серию подкастов для неслышащих по временным экспозициям. Ведь такие выставки заканчиваются и всё... больше их нет. А наша идея была снимать, сохранить временные экспозиции в памяти, на видео, и адаптировать для глухих. Мы думали долго, как это преподнести: в кадре было двое ведущих, это давало формат диалога и интересную подачу. У нас уже есть и команда, и оборудование, и каждый новый фильм получается все более профессиональным.


В прошлом году мы выиграли грант Президентского фонда культурных инициатив на съемку образовательного фильма об Александре Невском: мы сделали опрос и выяснили, что подобного контента – образовательных фильмов на РЖЯ – нет, и почти 90 процентов людей хотят посмотреть такой фильм. К концу 2022 года наша команда планирует этот проект осуществить! Мы воодушевлены!


Юлия Вдовиченко, заведующая Центром музейной инклюзии ГМИР:


– С «Языками» мы сотрудничаем с 2018 года. За это время успели совместно обучить гидов, которые водят экскурсии на русском жестовом языке (РЖЯ) по нашей экспозиции. Пока это одна экскурсионная программа обзорного типа - «Три аврамические религии», в дальнейшем планируется расширить спектр предлагаемых программ.



На фото: Юлия Вдовиченко и Николай Ефутин


– Насколько востребованы в музее экскурсии на русском жестовом языке?


– В среднем в первый год после запуска программы проходило около 2 экскурсий в месяц, в дальнейшем наметилось снижении динамики посещений. Это объясняется тем, что в 2018 году только в нескольких музеях города была доступна услуга «глухой гид». Сейчас существенно увеличилось количество музеев, предлагающих эту услугу. Тем не менее, экскурсии на русском жестовом языке стабильно проходят на экспозиции Музея истории религии.


В нашем музее также организовываются экскурсии с переводом на русский жестовый язык. Такие программы проводят кураторы выставок, специалисты по конкретным темам. Такие уникальные программы невозможно продублировать, поэтому необходимость в них не отпала после появления глухих гидов.







– Руководитель центра сказал, что вы сразу согласились на их предложение подготовить и провести такой детский день в своём музее. Вы не боялись нового опыта и таких сжатых сроков подготовки?


– На самом деле, этот опыт для нашего музея уже не первый. Мы начали работать с глухими посетителями именно с детской аудитории. Специалистами музея был разработан абонемент «Прописные истины», посвященный религиозным аспектам развития письменности. Материалы по залу «Религия Древнего Египта» были подробно разработаны, поэтому программу для участников нашей сегодняшней встречи подготовить было несложно.


В рамках нашего абонемента занятия для глухих школьников регулярно проходили в музее в течении учебного года. Итогом программы был фестиваль. Участники проводили мини-экскурсии и мастер-классы по изученным темам для своих однокашников.


– Вы сами владеете жестовым языком и сами, без переводчика, готовили ребят к этой акции. Что, на Ваш взгляд, им самим даёт такое погружение в экспозицию и профессию гида?


– Наша отечественная школа сурдопедагогики делает важное дело: обучает детей с нарушениями слуха письменной и устной речи. Однако не стоит забывать, что жестовый язык на государственном уровне был признан официальным языком коммуникации в сфере общения неслышащих. Поэтому в музейном пространстве нам важно не только чтобы дети говорили звучащей речью, но чтобы они могли освоить музейный текст и рассказать об экспонатах и на русском жестовом языке.

– Как вы считаете, много ли шансов у неслышащих ребят, которые заинтересуются музейным делом, построить карьеру в этой области?


– Лично я знакома с глухими, которые получили высшее образование в области искусствоведения. Глухота не помешала им получить образование и работать по специальности. Конечно, неслышащим сложнее, есть проблема обеспечения учебного процесса переводом на РЖЯ. Но практика показывает, что при условии высокой заинтересованности все возможно.


Отзывы детей:


– Что было для тебя самым сложным в роли экскурсовода и что больше всего удивило в обычаях Древнего Египта?


Дария Полосина, ученица 5 класса школы №1


– Ничего не было сложным, но очень много эмоций во время экскурсии, которую сама проводишь, почти как в спорте. Очень интересной темой показались иероглифы, хотела бы сама в дальнейшем их изучать!

Дарья Михайлова, ученица 5 класса, школы №1:


Когда я просто так рассказываю про экспонаты – всё естественно, а вот камера появилась и стало сложно. А что интересно... Да всё! Удивительно, что можно было сделать себе очень много двойников (ушебти авт.) – чуть не 100 штук, и все они будут работать за тебя на том свете. А ты – отдыхать!


– Какие бы уроки ты им доверила?


– Биологию за меня делать!

СНХ: Николай Ефутин, заместитель директора Образовательного центра «Языки без границ», экскурсовод на РЖЯ:


– Когда Вы учились в школе, никогда не мечтали водить экскурсии для глухих людей?


– Я вообще никогда не думал, что буду работать с глухими – я учился в школе для слабослышащих; а когда выпустился из школы, сказал: я буду в мире слышащих, в мир глухих не пойду, но судьба иначе сложилась.


– Как проводили взрослые экскурсии для глухих и слабослышащих, когда Вы были ребёнком? Остались у Вас впечатления от школьных походов в музеи?

Я потерял слух в детстве.Когда я ещё слышал, в музеи нас особо не водили, когда я перестал слышать, нас начали водить на экскурсии, но они тоже были не особо интересными. Потому что нужно было, если нам не переводили – а чаще всего нам не переводили – смотреть на экскурсовода и понимать по губам, иногда бывало, что учителя дактилировали (дактиль – жестовый алфавит (прим.ред.)) каждую букву алфавита, это еще хуже было. Нужно давать доступную информацию на доступном языке!





– Сейчас ваша организация проводит экскурсии на РЖЯ в 20 музеях Петербурга. Приходилось ли как-то адаптировать тексты обычных экскурсий для жестового языка?


– Конечно! Нам даже приходилось придумывать новые слова, потому что не все слова существуют в жестовом языке. И ещё есть особенности того, как мы называем имена. Например, у всех европейских правителей и видных деятелей есть жестовые имена. Они даются либо за какую-то примечательную особенность внешности, либо за замечательное событие, через которое человек вошел в историю. Например, Папа Римский. У них Иоанны, Павлы и тд, так вот первый Павел в христианской истории – это Павел, который обрел веру и ему отрубили голову, за то, что он не хотел отрекаться от веры и теперь каждого Павла обозначают таким жестом (проводит ладонью у горла (прим.ред.)) и добавляют пальцами цифру – Павел первый, и далее. В России только у некоторых исторических персон есть жестовое имя: например Иван Грозный – жест как гроза. У Петра первого есть жестовое имя – усы (чертит жестом усы под носом (прим.ред.)) и 1 – указательный палец. Но у нас такая проблема в России, что остальных персонажей мы дактилируем: если Екатерина вторая ­– Е2 или Александр второй – А2, а в Европе у каждого значимого персонажа истории есть свое значимое имя и они не используют дактили.


– Как сейчас Вы учили детей рассказывать про египетских богов?


– Были имена богов: Осирис, Анубис – они их все дактилируют. А вообще, головы богов по-разному изображаются: если б они их изучали долго, если бы мы часто говорили о них на РЖЯ, или жили в Древнем Египте и поклонялись богам, мы бы обязательно придумали им жестовые имена!




Фотографии Вероники Жуковой.

0 комментариев