Проектирование в диалоге

Пост обновлен окт. 31

Беседовала Надежда Костюрина


Второй этап образовательно-проектной лаборатории «Меняем культурную среду вместе» завершен. Целью этого практикума, состоявшего из регулярных встреч в Zoom, было дать каждому участнику возможность понять для себя перспективы и способы онлайн-взаимодействия музеев и людей с нарушениями слуха и зрения.

«В связи с пандемией формат лаборатории несколько раз менялся. Но, по-моему, в итоге он приобрел дополнительную ценность, - считает куратор проекта Юлия Поцелуева. - Вместо пяти дней интенсива в маленькой группе питерских коллег получился большой проект с публичной программой из десяти вебинаров и практикумом для музейных сотрудников из семи городов и шести участников «Инклюзиона» из Петербурга и Москвы. Мы познакомились с новыми людьми и установили контакты с профессиональным сообществом, занимающимся инклюзивными проектами в разных городах».


Работа лаборатории завершилась конкурсом индивидуальных проектов, а участники Лаборатории согласились поделиться впечатлениями и результатами совместной работы.

В разговоре участвовали:

Марина Абаджева, специалист по социальным программам Научно-исследовательского музея при Российской академии художеств,

Олег Зинченко, сотрудник Санкт-Петербургского музея истории Всероссийского общества слепых,

Ольга Левкова, методист отдела "Просвещение" МАУК "Калининградский зоопарк",

Вера Созонова, экскурсовод отдела музейной педагогики Государственного музея политической истории России,

Арина Шайдуллина, методист отдела музейной педагогики Музея первого президента России Б.Н. Ельцина

Переход в онлайн оказался вызовом не только для организаторов, но и для участников.

В.С.: Изначально лаборатория предполагала живое общение, встречи оффлайн. Этот формат по-прежнему кажется мне предпочтительным. Мы работаем в сфере музейной педагогики, то есть общаемся с людьми «вживую», и, в отличие, например, от коллег из маркетингового отдела, не очень разбираемся в интернет-коммуникациях, интернет-платформах и гаджетах. Но волей-неволей нам сейчас нужно научиться ориентироваться в этих новых возможностях.

Несмотря на вынужденный переход в Zoom, на встречах лаборатории было много живого общения, и участники смогли иначе посмотреть на возможности онлайн-пространства.

О.З.: В Лабораторию пришли люди, которые изначально были готовы обсуждать вопросы работы музея онлайн. И, наверное, это хорошо, разобраться, в том, как можно адаптировать музей, а чего лучше не делать никогда. Я выступал как человек, профессионально занимающийся проблемами незрячих и как незрячий. Я четко различал – вот тут мой личный субъективный опыт, а тут профессиональный, хотя это было иногда трудно. Он-лайн дает широкий охват. Я познакомился в Лаборатории с людьми, о которых в другом формате никогда бы не узнал. Но, конечно, он-лайн – это дистанция, многого ты не можешь, что-то становится квестом, отдачи от аудитории не хватает.

Наиболее ценным опытом участники лаборатории считают возможность общения и сотрудничества в одной группе музейных профессионалов и людей с нарушениями слуха и зрения, совместное обсуждение концепций музейных программ, анализ того, как незрячие люди взаимодействуют с интернетом, делают онлайн-проекты.

О.Л.: Практические занятия помогли переосмыслить мои собственные взгляды на взаимодействие с людьми с нарушениями слуха и зрения, не бояться этого общения. Участники лаборатории, эксперты разговаривали как единомышленники и друзья и вместе стремились найти формы культурного общения, доступного всем. Не всегда исследование и проектирование происходит именно так.

О.З.: Полезно, что обычные люди увидели людей с инвалидностями не как сообщество «убогих», которым нужно исключительно помогать. И для нас тоже возможность самим себя презентовать – хороший опыт. Мне очень понравилось в участниках лаборатории желание быть политкорректными, с уважением относиться друг к другу. У многих людей, которые не сталкивались с конкретными проблемами незрячих, есть разные мифы на этот счет – например, что у незрячих какие-то особенно острые слух и обоняние, непревзойденное осязание… Мне показалось, что люди из нашей лаборатории были готовы с этими мифами расставаться, они были готовы слушать и слышать.

А.Ш.: Для меня лично стало открытием, что люди незрячие или слабовидящие свободно пользуются социальными сетями, что выкладывают фотографии в Инстаграм или ВКонтакте. Я думала, что соцсети им интересны в последнюю очередь.

М.А.: У меня достаточно большой опыт работы в инклюзии, в социальных проектах, но я хотела бы его расширить. То, что в лаборатории люди с нарушением слуха, с нарушением зрения участвовали с нами на равных, дало мне практический опыт, я поняла, чего могу ожидать, когда буду работать со своей группой онлайн. Я поняла, что многое может оказаться достаточно сложным, что те идеи, которые у меня были изначально, вероятно, следует сужать и упрощать. Во время zoom-подключения у разных участников может быть совсем другой темп диалога, другая скорость восприятия, и я поняла, что нужно на этот темп настраиваться. Я не представляла, как взаимодействуют в онлайн-формате люди с нарушениями зрения. Иногда мне кажется, что я даю простую рекомендацию – «откройте ссылку», а человеку это сложно. То есть зайти на занятие он может, а внутри работать ему может быть сложно. Бывали и технические сложности, например, участнице с нарушением слуха необходимо было специально закреплять окошко переводчика на русский жестовый язык. Я все ситуации записывала, фиксировала, потому что такие технические моменты нужно понимать. Участники с нарушениями слуха и зрения часто останавливали нас вопросами, и это тоже полезно. Практический опыт очень важен, он «приземляет», я бы сказала, возвращает проект к реальности.


Мой проект появился именно благодаря участникам из «Инклюзиона». Если бы не участие в лаборатории, я бы не знала, получится мой проект или не получится. А тут я пишу и точно понимаю: вот это можно сделать, вот это человек услышит, вот это увидит, как это сделать, как что оформить, что, может быть, лишнее.

В.С.: Самой полезной для меня была возможность послушать рассказ незрячих и глухих экспертов о посещении музейных программ и пользовании интернет-сайтами. Интересно услышать разные мнения, особенно, если эти мнения не совпадают, например, относительно того, как удобнее незрячим получать информацию. Когда мы работаем с инклюзивными программами, мы, конечно, учитываем стандарты, гайд-лайны, но лучше иметь возможность улучшить программу, основываясь не только на стандартах, но и на отзывах реальных посетителей.


Очень мне понравились занятия, где незрячие и глухие пользователи рассказывали о своем опыте общения в интернете. Бывает довольно сложно уследить за многими новинками. Например, для меня было новостью, что версия сайта для слабовидящих постепенно уходит в прошлое, скоро не будет в ней надобности, хотя ГОСТ все еще существует.

Установочные вебинары и практикумы с экспертами подготовили общее понятийное поле и помогли участникам сонастроиться для сотрудничества. Участники также высоко оценивают эти занятия как образовательный курс.

В.С.: Я благодарна и Юле Поцелуевой, и Полине Зотовой. Мне кажется, что они проделали колоссальную работу. Самому очень сложно бывает обработать большой объем информации и найти в ней то, что тебе нужно. Коллеги прекрасно с этим справились. И они очень правильно, грамотно подобрали экспертов, практиков, специалистов с таким здравым взглядом на инклюзию.

М.А.: Я очень довольна вебинарами, которые предшествовали практической части. Для меня лично было максимум пользы, огромный объем новых данных. Очень много ссылок я себе записывала, название литературы, фильмов, сайтов, каналов – информации, которую можно потом обсуждать.

Очень понравились занятия Полины Зотовой. Благодаря им у меня появилось много новых контактов, я узнала о программах, телеграм-каналах, радио-каналах, где много пользователей. И практическая работа с Александром Савчуком и с Полиной Зотовой, когда мы отгадывали звуки в темноте. Это были условия, где музейные работники и участники с инвалидностями оказались совсем на равных.

О.З.: Важным был опыт знакомства с другими проектами – как люди это делают, посмотреть на минусы и плюсы. Как музейщику мне было жутко интересно, как музеи работали в условиях самоизоляции. Я планировал онлайн выставку и мне дали несколько удачных советов. Также для меня было ценным взаимодействие с «Особым взглядом».


Очень полезным и интересным был разговор о тифлокомментировании. В России это пока очень серьезная проблема. Часто ведутся споры о том, можно ли привлекать к тифлокомментированию незрячих экспертов, в каких ситуациях это необходимо, а в каких - нецелесообразно.

Практическая часть лаборатории стала поводом, чтобы пересмотреть или точнее сформулировать для себя те установки, которые важны в работе над инклюзивными проектами, чтобы лучше понять специфику взаимодействия с аудиторией онлайн.

В.С.: Лаборатория показала, какие возможности и риски есть у инклюзивных программ, какие сложности возникают у организаторов, когда к работе привлекают различные категории посетителей одновременно. Например, если мы организуем инклюзивную экскурсию для людей с расстройствами аутистического спектра и для нейротипичных людей, очень важно сохранить баланс, чтобы и тем и другим эта экскурсия была одинаково интересна, чтобы не получилось покровительственного отношения одних по отношению к другим. Выдержать этот баланс и дать людям то, что каждый из них ждет от твоей программы, - самое главное.

О.Л.: Мои представления об инклюзии изменились. Она действительно позволяет создавать общедоступное музейное пространство, без ограничений. Со временем инклюзивные программы должны быть включены в музейную практику наряду с другими программами, чтобы люди могли сами выбирать удобную для себя. На мой взгляд, должен быть целый спектр занятий, удобных для каждой категории людей.

О.З.: Всегда не хватает доступности. Музейные проекты вообще трудно сделать доступными. Конечно, незрячим людям лучше иметь возможность что-то потрогать, а в музее трогать можно далеко не все, это данность. Доступным музей надо делать не для людей, а вместе с людьми. У всех разные потребности, но я против локализации, против разделения людей на группы – отдельно незрячие, отдельно слабослышащие, отдельно обычные люди. Совмещение – это прекрасно. И, конечно, такие проекты надо очень хорошо продумывать.

Участники лаборатории убедились, что дистанционно возможно выстраивать глубокие, осмысленные процессы, в которых будет не только передача опыта, но настоящее взаимодействие и человеческое общение. Однако потребность в более тесном сотрудничестве с экспертами и коллегами осталась. И, будем надеяться, станет поводом для новых совместных проектов.

М.А.: Диалог очень важен, мне лично очень важен опыт других участников. И я бы хотела, чтобы в таких разговорах участвовали работники музейных фондов и научные сотрудники. Часто бывает, что даже с нами, составителями музейных программ, они неохотно идут на контакт. Хочется дать им этот опыт общения с людьми, с посетителями, чтобы они узнали, для кого они все это исследуют. Я могу придумать любой проект, но «в глубину» музея его влияние может и не распространиться.

А.Ш.: Хотелось бы, конечно, встретиться и пообщаться. Немного не хватило прямого контакта с участниками, реального обмена энергиями. Мне кажется, если было бы больше участников с ОВЗ, можно было бы работать в парах и группах, можно было обсудить идеи, восприятие человека узнать. Есть участники с большим опытом, могут подсказать новые интересные ходы, они бы могли проводить «аккредитацию» нашим проектам.

Итогом практикума стал конкурс проектов. Из десяти заявок для реализации на средства Лаборатории была выбрана одна - проект Музея политической истории России “Два на два” (авторы - Вера Созонова и Олеся Леонтьева). Полагаем, что и другие участники найдут способы воплотить то, что было задумано во время этих встреч онлайн, применить полученный опыт и знания.

__________________________________________

«Меняем культурную среду вместе» – инклюзивная образовательно-проектная лаборатория в рамках проекта «Право на культуру: от потребления к авторству». В фокусе нашего внимания – взаимодействие музеев и других учреждений культуры с людьми с нарушениями слуха и зрения.


Организаторы: петербургская театральная школа «Инклюзион» (АНО «КонтАрт» совместно с АНО «Центр творческих проектов «Инклюзион»)

В партнерстве с Центром социальных инноваций «Музейный опыт» (ЦСИ создан при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина) и межмузейным фестивалем «Детские дни в Петербурге».

При поддержке: проект «Право на культуру» реализуется с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.


Фото: Рита Новоселова




© 2019 ЦСИ «Музейный опыт»
 

  • Facebook Социальной Иконка