© 2019 ЦСИ «Музейный опыт»
 

  • Facebook B&W

Недетский музей для детей: опыт Музея Достоевского

Автор - 

Михновец Мария Владимировна

Научный сотрудник Музея Достоевского

Шесть лет назад я пришла работать в Музей Достоевского и стала заниматься детскими программами. За плечами у меня было педагогическое образование и опыт работы в школе, поэтому казалось очень важным выстроить работу музея с детской и семейной аудиторией. Рассказывая о работе Музея Достоевского с детьми коллегам или же потенциальным посетителям, мне как куратору детских программ приходится отвечать на одни и те же вопросы. Появление их довольно-таки закономерно, поэтому я решила выстроить свой рассказ о работе Музея Достоевского с детьми в виде ответов на подобные вопросы.

Справка: Детский «репертуар» музея.


Музей дважды принимал участие в основной программе фестиваля «Детские дни в Петербурге» (2016 и 2018 г.) с маршрутами для детей 9-11 лет, четыре раза мы разрабатывали интерактивные программы для параллельной программы фестиваля (2013, 2014, 2017, 2018).

Сейчас в постоянный репертуар музея входят интерактивные экскурсии «В гости к писателю» (7-12 лет), «Писатель – тоже человек» (11-13 лет). Кроме того, мы разрабатывали интерактивные временные выставки для детей 7-10 лет: одна была посвящена Самуилу Яковлевичу Маршаку, другая – Борису Владимировичу Заходеру. На выставках мы проводили  специальные творческие экскурсии.

Фото - Дарья Велижанина

Какие могут быть дети в Музее Достоевского!

Музей Достоевского традиционно считается «взрослым» музеем: трагическое мироощущение писателя далеко от мира ребёнка. Ф. М. Достоевский, в отличие, например, от Пушкина или Толстого, не создавал произведений, которые бы с теми или иными оговорками могли быть отнесены к детской литературе, не был он и автором педагогических статей. Тем не менее мне представляется, что для любого современного музея исключать из своей аудитории детей едва ли не преступно. Отказываясь от работы с детьми, мы, во-первых, сами себя лишаем возможности заложить прирост в музее взрослых посетителей через десять-пятнадцать лет: выросшие дети могут просто-напросто не узнать, что в городе есть такой музей. Во-вторых, мы отсекаем уже сегодня значительную часть семейной аудитории. Взрослые, у которых есть дети, редко могут себе позволить роскошь отправиться куда-то без них, лишь ради собственных познавательных потребностей. Родители скорее предпочтут место, где может быть интересно не только им самим, но и их детям. Поэтому для нашего музея работа с детской и семейной аудиторией – одно из важных направлений на протяжении последних пяти лет.

Фото - Наталья Булкина

Но в Музее Достоевского нет ничего, что было бы интересно детям!

 

Это неправда. Точно так же нет ничего, что было бы интересно детям, и в Эрмитаже, и в Русском музее, и в Этнографическом, и уж подавно в Музее Кирова. Действительно, детям едва ли покажутся увлекательными рассказы о фламандской манере живописи, художественных манифестах супрематизма, политической ситуации 1930-х годов или о связи посевного цикла с декором одежды определенных этносов. Тем не менее эти и многие другие музеи много лет успешно работают с детьми, несмотря на всю академичность своих коллекций. Деление на «взрослые» и «детские» музеи – чистая условность, дело не в специфике экспонатов музея, а в способе их подачи. Детям не интересны причины зарождения голландской живописи, но им любопытно разглядывать деревья и отыскивать зверей на пейзажах. Философская подоплека создания «Черного квадрата» и других полотен действительно ещё трудна и может быть излишней для детского восприятия, но рассмотреть картину Малевича и отыскать на ней треугольники, овалы, квадраты, попробовать сложить из таких фигур своего собственного «Крестьянина в поле» наверняка будет увлекательно для детей. Продолжать этот ряд можно бесконечно, принцип, наверное, понятен. Нужно найти в музее то, что отвечало бы познавательным и интеллектуальным запросам ребенка определенного возраста.

Фото - Солмаз Гусейнова

Но детям рано знать о всех ужасах жизни самого Достоевского! Гражданская казнь, каторга, смерть собственных детей. Да и его герои – убийцы, пьяницы, самоубийцы и проститутки!

Безусловно, это так. И это принципиальный вопрос при создании детских программ в Музее Достоевского: мы не касаемся подобных вопросов на интерактивных экскурсиях для детской и семейной аудитории. Но представление о Достоевском как о «злом гении нашем» отражает лишь одну сторону многообразного художественного мира писателя. Тема детства, детские образы занимают очень важное место и в его произведениях, и в его статьях, личной переписке. Например, так писал Достоевский своему другу, философу Н. Н. Страхову: «Ах, зачем вы не женаты и зачем у вас нет ребенка, в этом ¾ счастья жизненного!». Можно вспомнить и высказывания героев романов Достоевского о детях: «А ведь дети – образ Христов: "Сих есть царствие божие". Он велел их чтить и любить, они будущее человечество...» – говорит Раскольников. Князь Мышкин, рассказывая о своей жизни в Швейцарии, утверждал, что «через детей душа лечится». Рассуждение же Ивана Карамазова о том, стоит ли высшая мировая гармония «слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка» является одной из вершин отечественной литературы.

Поэтому, согласитесь, достаточно странно работать в музее писателя, так высоко ставившего ребенка, и при этом не заниматься с детьми! Получается, что заветы Достоевского нами не претворяются в жизнь, мы не справляемся с культурной миссией музея – популяризовать идеи и творчество писателя, если отказываемся от работы с детской аудиторией. На семейных занятиях мы часто разбираем с родителями то, что писал Достоевский о детях, его высказывания могут стать важным поводом для раздумий родителей о том, каким должен быть процесс воспитания ребенка.

Фото - Наталья Булкина

Хорошо, а как же быть с историей жизни самого Достоевского, которая была, мягко говоря, не самой радужной?

Музей Достоевского находится в квартире, где писатель провел последние два года своей жизни и, к счастью, это время было пусть и не безоблачным, но наполненным своими радостями. Достоевский в доме в Кузнечном переулке – это заботливый и любящий отец двух детей: девятилетней Любы и семилетнего Феди. Он их угощал сластями, дарил подарки, даже танцевал с ними кадриль! Есть замечательные воспоминания дочери Достоевского о том, как проходили семейные обеды и ужины, какие книги читал великий писатель своим «деточкам», какие платья он выбирал для неё. Здесь сам биографический материал оказывается очень благодатной почвой для разработки детских программ.

Фото - Наталья Булкина

Но ведь дети не читают Достоевского до 10 класса!

И это ещё одна причина, по которой мы работаем с детьми в музее. За все 11 школьных лет на изучение творчества Достоевского отводится лишь девять уроков литературы. До 10 класса имя Достоевского может в принципе ни разу не прозвучать! О Пушкине говорят из года в год, Толстого, Тургенева, Некрасова, Чехова ученики читают практически в каждом классе. А писателю, который является одним из символов русской культуры, одним из самых читаемых русских писателей в мире, досталось всего девять уроков. То есть теоретически школьник может просто проболеть это время и так не услышать о таком писателе – Достоевском! Поэтому для музея очень важно просто рассказать детям о том, что был такой писатель, что его творчество важно и для нашей страны, и для всего мира и что его обязательно нужно когда-нибудь, в свое время, прочитать. На детских программах мы показываем книгу «Преступление и наказание» (мы специально нашли в фондах музея большое и тяжелое издание, чтобы наглядно показать, какие большие романы писал Достоевский и как в буквальном смысле весом его вклад в литературу). На праздничном рождественском занятии обращаемся к сборнику «Рождественские рассказы русских писателей», который открывает «Мальчик у Христа на ёлке» – решение о том, читать его или нет с детьми, оставляем на волю родителей. На одной из программ мы читаем маленькие отрывки из самых разных произведений Достоевского, тематически связанными с предметами обстановки его квартиры. Так мы пытаемся ввести названия произведений Достоевского в культурный кругозор ребенка и закрепить в сознании саму мысль о том, что в истории русской литературы был такой писатель.

Фото - Наталья Булкина

А какими ещё принципами должен руководствоваться «недетский» музей при создании детских программ?

Если ни одна «детская» тема никоим образом не соотносится с коллекцией музея, всегда нужно искать какую-то «над»-тему, некий всеобщий вопрос, который затрагивает и конкретную музейную коллекцию, и вызовет интерес у ребенка. В Музее Достоевского, например, мы говорим о том, каким был мир ребенка в последней трети XIX века, сравниваем с жизнью современного ребенка то, как жили дети Достоевского. Мы говорим об особенностях быта того времени, пытаемся ответить на вопрос, чем условия жизни детей писателя отличались от обстоятельств других детей, что особенного было в доме писателя. На примере мемориальной квартиры Достоевского мы пытаемся ответить на вопрос, кто такой писатель как таковой. В этом году для проекта «Музейная радуга» мы разработали новую интерактивную экскурсию «Писатель – тоже человек», на которой дети с родителями читают отрывки из произведений Достоевского и фрагменты воспоминаний о нём и в конце концов пытаются сделать вывод о том, можно ли ставить знак равенства между автором как реально существовавшим человеком и автором как создателем художественного произведения. И это тот общелитературоведческий, общекультурный вывод, который важен не только при изучении Достоевского, но и при чтении любого литературного произведения. Помните, как писал Саша Черный: «Когда поэт, описывая даму, / Начнет: "Я шла по улице. В бока впился корсет", / Здесь "я" не понимай, конечно, прямо - / Что, мол, под дамою скрывается поэт. / Я истину тебе по-дружески открою: / Поэт - мужчина. Даже с бородою». Так вот, после такой программы, надеемся, у чуть подросших детей не возникнет вопроса о том, не убивал ли Достоевский какую-нибудь старуху сам, ровно как и о том, не был ли Толстой участником войны с Наполеоном.

В 2015 году для основной программы фестиваля «Детские дни» мы разработали маршрут «Со временем», где во главу угла поставили вопрос о том, как время историческое соотносится с восприятием времени частного человека, как его жизнь оказывается включена в поток большого времени и какими могут быть особенности психологического восприятия времени. Например, мы рассказывали историю о том, как дети Достоевского по утрам никак не могли дождаться пробуждения отца, поэтому в нетерпении писали ему записочки с просьбами. После этого в маршруте ребенку предлагалось задуматься над тем, когда же время у него течет медленно, а когда минуты стремительно летят. Или же после разговора о том, как сын Достоевского Федя потерял счет времени, заигравшись с подаренной на Рождество лошадкой-качалкой, мы предлагаем детям рассказать, в каких ситуациях они сами забывают начисто о времени.

Повторим: очень важно дать ребенку какой-то «сверх»-навык, предложить знание, не замкнутое на объекте, какой-то истории или реалии прошлого. Более значимо предоставить детям возможность, вступив в диалог с экспонатом или исторической фигурой, что-то новое узнать о самом себе или же научиться чему-то, что может пригодиться и за пределами музейных стен. В таком случае увеличивается и вероятность того, что фактическая информация, в нашем случае о Достоевском, не пройдет «мимо» ребенка, и что в целом поход в музей покажется интересным.

Фото - Наталья Булкина

Но Музей Достоевского – маленький музей! Разве интересно туда приходить с ребенком несколько раз?

Во-первых, в мемориальной квартире Достоевского проводятся три разных тематических интерактивных экскурсии («В гости к писателю», «Писатель – тоже человек», «Рождественские истории в доме Достоевского»), содержательно не повторяющие друг друга. И это вовсе не предел. Маршрутный лист «Детских дней» затрагивал совершенно другие вопросы. На самом деле, в любом музее можно найти достаточное количество экспонатов, чтобы создавать все новые и новые программы.

Во-вторых, Музей Достоевского уже два раза проводил временные детские интерактивные выставки, на которых мы обращались к творчеству других писателей: С. Я. Маршака и Б. В. Заходера. Первая выставка была посвящена стихотворению «Вот какой рассеянный», а вторая – специфике переводческой работы и книге «Винни-Пух». В этом году мы готовим выставку, посвященную Э. А. По. Конечно же, мы объясняем детям, что они пришли не в мемориальную квартиру Достоевского, а на временную выставку, посвященную вовсе не его произведениям. Но очень важно то, что дети с родителями пришли в музей, который изначально не воспринимался как «детский», и узнали, что в нём тоже ведется работа с детьми.

Конечно, задача литературного музея не может ограничиваться популяризацией творчества только одного писателя. Музей всегда должен идти по пути расширения культурного кругозора посетителя, включать новые темы и сюжеты, которые могут в том числе подготовить посетителя к восприятию основной коллекции музея на более сложном уровне. Получается, разговаривая с детьми о Маршаке и Заходере, мы готовим будущего читателя Достоевского. Ведь те, кто не прочитал в своё время хорошую детскую литературу и не провёл интересно в музее время в детстве, едва ли прочитают позднее «Преступление и наказание» или придут в литературный музей.

Фото - Наталья Булкина, Солмаз Гусейнова, Татьяна Дячинская