Легкомысленная выставка со сложной историей. «Лев, сова и мыльный камень» в Мастерской Аникушина

Пост обновлен сент. 21

Автор - Юлия Мачевская.


Как перенести город в музей, как разговорить скульптуру на фасадах и как собрать успешную выставку почти без экспонатов – рассуждаем на примере игровой семейной выставки «Лев, сова и мыльный камень».


Выставка, о которой пойдет речь, проходила в «Мастерской Аникушина» с декабря 2017 года по ноябрь 2018. Она была посвящена петербургским домам и декоративной скульптуре, размещенной на их фасадах: совам и драконам, грифонам и львам, павлинам и невиданным рыбам. Где в Петербурге выстроились в ряд целых 14 сфинксов? За что Атлант был осужден держать небесный свод? Каков на ощупь мыльный камень? Мы предложили посетителям перейти с городом «на ты», разглядеть внимательнее дома, мимо которых мы ходим каждый день, услышать их истории и придумать свои.


Фото: Марина Белова


Для всей нашей команды эта выставка стала одной из самых сложных в подготовке: сначала мы бесконечно долго не могли определиться с идеей, целями, художественным решением и смысловым наполнением, а потом нам казалось, что мы ни за что не успеем сделать в срок все то, что задумали. Тем не менее, «Лев, сова и мыльный камень» стала одной из самых успешных выставок с точки зрения итоговой концепции и ее реализации. Я постараюсь рассказать о тех проблемах, с которыми мы столкнулись в ходе подготовки, и о том, какие решения мы находили.


Проблема 1. Нет экспонатов


Музей городской скульптуры, филиалом которого является «Мастерская Аникушина», часто называют музеем под открытым небом: в его ведении находятся не только предметы в музейных фондах, но также памятники и скульптуры на улицах и площадях. Мы решили посвятить выставку одному из самых распространенных видов городской скульптуры — декоративным рельефам и фигурам с фасадов домов. Но сложность заключалась в том, что все наши герои «обитают» в городе, и нам нечего было предъявить посетителям на выставке.


Тогда было решено создать в «Мастерской» свою версию городского пространства, перемешав реальность с фантазией и добавив художественных домыслов. Мы отобрали несколько зданий, которые показались нам наиболее интересными с точки зрения скульптурного оформления. Художник Ринат Хабиров творчески переработал фасады, собрав вместе элементы 9 домов, а команда скульпторов повторила его рисунки в объеме, вручную изготовив десятки рельефов. В итоге посетители могли передвигаться вдоль фасада, как бы постепенно поднимаясь от первого этажа к крыше.


Фото: Марина Белова


Несмотря на довольно вольную интерпретацию материала, нам было важно сохранить достоверность и подчеркнуть связь представленных арт-объектов с городом. Все скульптуры, макеты которых были сделаны для выставки, имели реальную «прописку»: рядом с ними был указан настоящий адрес, а дома были нанесены на карту, которую посетители могли забрать с собой и найти героев выставки в их естественной среде обитания.


Когда концепция выставки уже была готова, у нас все-таки появились два «настоящих» экспоната: реставратор Павел Игнатьев любезно предоставил нам мастер-модель фигуры сфинкса, которая использовалась при реставрации фасада одного из домов на Петроградской стороне, и пластилиновый эскиз статуи совы, которую он восстанавливал на крыше здания на Садовой ул. Эти предметы заняли достойное место в выставочном зале.


Фото: Марина Белова


Проблема 2. Слишком много тем и информации


С одной стороны, выбранная тематика позволяла по-новому раскрыть профильные темы музея (реставрация, скульптурные материалы, мифологические сюжеты), а также обратиться к новым для нас темам (архитектура, краеведение, назначение скульптурных элементов). С другой стороны, они были настолько обширны и многообразны, что мы боялись просто утонуть в информационном потоке и заодно утопить наших посетителей. Кроме того, далеко не во всех темах, которые нам хотелось затронуть, мы являлись экспертами.


После долгих обсуждений нам удалось сформулировать цель выставки, и это помогло выбрать подход к подаче информации. Целью было побудить посетителей разглядывать здания и скульптуру на них, воспринимать город как дружелюбное и творческое пространство. Поэтому во время подготовки выставки был в шутку изобретен жанр – выставка-комикс. Он подчеркивает основные принципы, которыми мы руководствовались: избегание наукообразности и излишней академичности, ироничные и неформальные сопроводительные тексты, свободное обращение с художественным материалом. Мы стремились не дать посетителям полную энциклопедическую справку, а поделиться тем, что нас самих удивило или восхитило. Таким образом, музей занимает позицию не всезнающего ментора, а друга и соучастника.


Фото: Марина Белова


Выставка-комикс представляет не последовательный нарратив, а художественное пространство, которое посетитель может исследовать, самостоятельно искать ответы или формулировать новые вопросы. Одной из особенностей выставки стало почти полное отсутствие привычного этикетажа: все сопроводительные тексты сами стали своего рода экспонатами. Например, мы подготовили короткие «досье», чтобы отличить греческого сфинкса от египетского и французского, спрятали интересные факты про дома за дверцами, нарисовали комиксы про историю восстановления скульптуры на крыше и про то, как в эпоху модерна совы вытеснили львов с фасадов.

Проблема 3. Рассказать доступно и интересно


Нашей задачей было позволить скульптурным существам на выставке обрести голос и показать свой характер. Поэтому вместо справочных текстов мы создали зоны, где скульптуры будто бы оживают и сами рассказывают истории.


Одной из таких зон стал «Птичий баттл»: посетители могут на электронном планшете прочесть оживленную переписку двух птиц с Невского пр. и со Стремянной ул. Каждая птица расхваливает свой дом, споря, чей архитектор талантливее, чьи гости именитее и чей фасад красивее. Этот спор зарифмован в формате рэп-баттла, а в конце посетители могут проголосовать за одного из оппонентов.


Другая зона — рассказы городских маскаронов. Мы подумали, что маскароны очень любят сплетничать: ведь со своих мест они видят все, что творится перед домом, и хорошо осведомлены о жильцах и их гостях. Сплетни, рассказанные маскаронами, можно было послушать в наушниках рядом с их изображениями. Но так как нашим маскаронам уже больше ста лет, какие-то факты они путают, а иногда и просто привирают: Медуза-горгона якобы знает, кто виновен в злосчастной дуэли Пушкина, театральная маска утверждает, что Герберт Уэллс приехал в гости к писателю Максиму Кислому на метро, а льву на месте Лиговского проспекта мерещится река. Посетителям предлагалось угадать, что из историй правда, а что — вымысел. Здесь же можно было проверить себя и прочитать комментарии и разъяснения.


В нескольких зонах мы использовали комиксы. Один из них был о том, как скульптор-реставратор Павел Игнатьев восстанавливал с нуля фигуру совы на крыше. На картинках почти не было текста: мы могли проследить, как скульптор идет в зоопарк, читает рыцарские романы, гуляет по средневековому городу — и всюду находит вдохновение. В итоге у него получается эскиз, объемный вариант которого можно было рассмотреть здесь же.


Фото: Марина Белова


Проблема 4. Расшевелить посетителей


Часто в музеях посетители только смотрят экспонаты и читают сопроводительные тексты. Мы хотели задействовать кинестетический канал восприятия, чтобы выставку осматривали не только глазами, но и руками, и всем телом.


Мы подготовили два вида скульптурных пазлов. Один был представлен в виде кубов: их части можно было вращать и на каждой грани подбирать подходящее изображение. В другом месте можно было сложить фигуры птиц, охраняющие дверные порталы: детали пазла крепились к стене магнитами, что позволило работать в вертикальной плоскости. Пазлы были изготовлены в той же технике, что и другие скульптуры на выставке: таким образом посетители как бы сами достраивали выставочное пространство. Они были разной степени сложности и были интересны как маленьким детям, так и взрослым.



Изучить скульптурные материалы можно было, повертев их в руках. Здесь мы наглядно показывали преимущества и недостатки разных материалов: гранит очень тяжелый, зато прочный, гипс позволяет создавать фигуры самых причудливых форм, но легко крошится, а мыльный камень прост в обработке и достаточно крепок — потому и полюбился архитекторам эпохи модерна.


Фото: Марина Белова


Рядом с рассказом о возвращении фигур сов на крышу можно было не только рассмотреть маленький эскиз скульптора, но и вообразить себе итоговую фигуру ростом 180 см. В этом помогал «совиный ростомер»: посетители могли встать к стенке и помериться ростом с совой.


Наконец, на выставке появился кусочек петербургской крыши: по ней можно было бегать, скатываться или просто валяться, разглядывая звезды в высоком небе (или лампы на потолке).

Проблема 5. Сделать посетителя соучастником


Мы стремились, чтобы посетитель включился в предложенную нами игру и потом, уже за пределами музея, продолжил играть с городом и исследовать его.


Так, можно было не только послушать истории, рассказанные маскаронами, но и посмотреть на город их глазами. Посетители могли оказаться «внутри» фасада и узнать, что видят маскароны: для этого в стену были вшиты экраны с видеороликами, специально снятыми с высоты 2-3 этажа. Эти видео можно было сопоставить с аудиорассказами и вычислить, какое видео к какому маскарону относится.


Известно, что в древнегреческих мифах сфинкс загадывал путникам загадку и душил тех, кто не мог дать ответ. Сфинкс, появившийся на выставке, тоже любит вопросы (хотя и менее кровожаден, чем его предок). Посетители могли пройти викторину на планшете, посвященную крылатым существам на фасадах и крышах, и узнать, где в Петербурге встречаются павлины и летучие мыши. Этот прием позволил нам включить дополнительный интересный материал по теме, но не перегрузить выставку.


Фото: Марина Белова


В одной из зон мы рассказывали миф про Атланта: он возглавил восстание против Зевса и за неповиновение был осужден вечно держать небосклон. Здесь же мы предлагали посетителям вглядеться в изображения других существ, держащих на своих плечах колонны, балконы и портики, и придумать, чем они провинились. Свои варианты ответов можно было написать в «Книгу жалоб».


Фото: Марина Белова


Итого


В итоге получилась выставка, которая благодаря нестандартной подаче информации и игровым элементам считывается на разных уровнях и интересна разным аудиториям: детям и взрослым, неподготовленным посетителям и профессионалам, тем, кто хочет просто приятно провести время с друзьями или семьей, и тем, кто хочет углубиться в тему.


Выставка «Лев, сова и мыльный камень» стала многокомпонентным сделанным вручную арт-объектом, а каждый из ее элементов, будь то созданная для проекта скульптура, видеоролики, аудиозаписи, рифмованный «птичий баттл», рисованные комиксы или архитектурные конструкции фасадов, являлся отдельным художественным произведением.


Фото: Марина Белова


Для нас работа над этой экспозицией стала своего рода челленджем, который расширил наши представления о собственных возможностях и о том, какой может быть современная музейная выставка. В то же время мы убедились, что залогом успеха является командная работа (в финальном монтаже приняли участие абсолютно все сотрудники, а также множество волонтеров и друзей музея), отсутствие претензии на Истинное Знание и готовность играть (и чуть-чуть хулиганить).


Фото: Марина Белова




© 2019 ЦСИ «Музейный опыт»
 

  • Facebook Социальной Иконка