Как перевести сказки на язык скульптуры. Выставка-игра «Перевод с Чуковского» в Мастерской Аникушина

Пост обновлен авг. 11

Юлия Мачевская – заведующая сектором музейных программ «Мастерской Аникушина». Координирует музейно-педагогическую деятельность музея, разрабатывает концепции выставок и культурно-образовательных программ.


Сегодня сложно представить себе домашний книжный шкаф «от двух до пяти» без произведений Чуковского. Книги Корнея Ивановича оформляли многие художники, а мы решили пойти дальше и на выставке «Перевод с Чуковского» взялись проиллюстрировать строчки поэта современной скульптурой.


Пространство бывшей скульптурной мастерской наполнилось «путаницей» из сюжетов любимых детьми и взрослыми стихотворений. Сбежавшая от Федоры посуда и гости на именинах Мухи-Цокотухи, прожорливый Робин Бобин и застенчивый Тянитолкай, жираф «вышиною с телеграф» и скрюченный домишко – петербургские художники перевели на язык скульптуры эти и другие знакомые с детства образы. Но обо всем по порядку.


Фото: Ксения Сытина


Что, зачем, для кого


Семейная выставка-игра «Перевод с Чуковского» проходила в филиале Государственного музея городской скульптуры «Мастерская Аникушина» с декабря 2016 г. по август 2017 г.


На выставке было собрано около ста работ более чем сорока петербургских скульпторов. Часть произведений была отобрана в художественных мастерских, а некоторые объекты были созданы специально для проекта, чтобы их можно было трогать, двигать и играть с ними.


Фото: Ксения Сытина


Основной целевой аудиторией выставки стали индивидуальные посетители с детьми. Семьи могли выбрать оптимальный для себя режим посещения: прийти в любое время и самостоятельно познакомиться с выставкой в удобном ритме, присоединиться к сборным группам и поучаствовать в спектаклях, мастер-классах или экскурсиях, воспользоваться маршрутным листом с игровыми заданиями.


Мы стремились не просто познакомить наших разновозрастных посетителей с современной скульптурой или рассказать о жизни и произведениях Чуковского, но создать такое пространство, где дети и взрослые смогут качественно провести время вместе и получить заряд творческой энергии.


Фото: Ксения Сытина


География по Чуковскому


Мы выделили в творчестве Чуковского определенные географические пристрастия и соответственно разделили выставку на три зоны: «Африка», «Англия» и «Деревня». В деревне можно было достать из сундука героев Мухи-Цокотухи и помочь Федоре помириться со сбежавшей посудой. Под дождливыми облаками развернулась лоскутная Англия – страна, литературу которой Чуковский страстно любил. Здесь можно было узнать про сложности перевода, поиграть в огромные шахматы – любимую игру Чуковского – и забраться в ненасытный живот Робина Бобина. Сбежавшие в Африку непоседы (туда вела потайная дверь) изучали отпечатки разнообразных лап, катались на слоненке и обнимали жирафа.



Фото: Аркадий Опочанский


Горка в животе и театр в сундуке


Скульпторы и театральные художники специально для выставки придумали и сделали более десятка авторских игровых объектов.


Помочь Федоре вымыть сбежавшую от нее посуду дети могли с использованием «посудомойки»: колесо крутило ленту с игрушечными кастрюльками и сковородками, которые при этом дребезжали и звенели.


Фото: Аркадий Опочанский


Большие кубики с картинками-иллюстрациями, придуманными Анной Бельковой и Максимом Шангиным, позволяли сложить сюжеты сказок Чуковского или сочинить свою историю.


Скульптор Никита Ротанов создал произведение «Тянитолкай»: его поверхность была окрашена специальной краской, по которой дети и взрослые могли рисовать мелками, меняя скульптуру и придумывая зверю разные узоры.


Фото: Ксения Сытина


Посреди зала появился огромный деревянный корабль с мачтой и парусами – произведение Владимира Андреева. Посетители могли забраться на его нижний уровень, а верхний ярус был задействован актерами во время специальных мероприятий. Еще одна задумка Владимира – хищные африканские цветы, которые приходили в движение, стоило к ним подойти поближе.


Скульптурный станок – часть постоянной музейной экспозиции – благодаря театральным художницам Елизавете Гезенцвей и Евгении Фякинской превратился в Робина Бобина Барабека. В его живот можно было забраться по ступеням, пересчитать человек, которых он слопал (они были нарисованы на стенах), и удрать от обжоры по горке.


Фото: Аркадий Опочанский


Проглотивший Солнце крокодил появился на выставке в двух исполнениях: Антонина Фатхуллина посадила металлического зверя на облако, а крокодила Виталия Датченко, состоящего из светящихся изнутри деревянных домиков, можно было покатать по полу.


Из сундука можно было достать праздничный стол и героев Мухи-Цокотухи: разнообразных букашек, бабочек, пчел – и разыграть по ролям чаепитие в честь именин (а злодей-паук тем временем поджидал неподалеку, в темном углу под лестницей).


Фото: Эвелина Алиева


При этом нам был очень важен эстетический и культурный аспект выставки. Именно он, как нам кажется, отличает наполненную игровыми зонами выставку от «игровой площадки». В музее посетители находятся бок о бок с произведениями, отобранными кураторами, попадают в художественную среду, которая способствует приобщению к искусству, сами становятся соавторами художников. Интерактив и игровое наполнение дополняют, но не отменяют художественную составляющую экспонатов.

Интервенция текстов

Выставочное пространство было наполнено не только скульптурой, но и текстами. Выставка побуждала обращаться к книгам писателя, вспоминать их, читать вслух и обсуждать: цитаты из стихотворений были использованы в оформлении пространства, в разных зонах были разложены сказки Чуковского, а подняв трубку старого телефона, можно было услышать голос самого Корнея Ивановича. Родители просили детей вспомнить, какие стихотворения они знают, разыгрывали их вместе по ролям или читали детям вслух.


В некоторых интерактивных зонах мы постарались задействовать словесную игру, которую так любил Чуковский. В животе Робина Бобина (который, как мы помним, слопал не только корову и мясника, но еще телегу, кочергу и целый дом) мы предлагали сыграть в «съедобное-несъедобное». В зоне с костюмами разных зверят дети и взрослые могли взять в руки таблички с фразами из произведений Чуковского и разыграть стихотворение «Путаница», в котором кошечки захрюкали, а медведь стал реветь «Кукареку!». Здесь же мы поместили «Английский животный разговорник», из которого можно было узнать, что животные на разных языках говорят по-разному, и русское «ко-ко-ко» мало похоже на английское «Cluck-cluck». Подтянуть английский словарный запас и составить предложения-нелепицы можно было с помощью цветных кубиков: на грани каждого из них было написано какое-нибудь слово, а вместе они складывались в веселую ерунду (например, «Розовая акула весело бежит по пустыне»).


Фото: Эвелина Алиева


А что для взрослых?


Нам было особенно ценно, что многие взрослые сами с удовольствием включались в игру, вспоминали, что тоже были детьми, обнаруживали, что сказки Чуковского – это то, что связывает разные поколения. Однако нам хотелось, чтобы на выставке был и познавательный компонент. Поэтому мы также подготовили экспликации с выдержками из дневников и писем Чуковского, высказываний критиков, заметок о жизни и творчестве писателя.


Из этих текстов можно было узнать, откуда взялся Бармалей и как Чуковский, пританцовывая, сочинял «Муху-Цокотуху», был ли предшественник у Доктора Айболита и какая игра является любимой у английских нимф, что такое поэзия нонсенса, а еще сравнить разные поэтические переводы и прочесть отзывы из советской прессы, стыдящие «чуковщину». Кроме того, довольно сильной была художественная составляющая выставки: взрослые посетители получали возможность познакомиться с достаточно широким срезом современной петербургской скульптуры.

Фото: Ксения Сытина


Причем тут английский?


Корней Чуковский самостоятельно изучил английский язык и всю жизнь был поклонником английской литературы и культуры. Поэтому, разрабатывая маршрутный лист, мы пошли на эксперимент: совместить искусство и лингвистику и связать выставочное пространство с заданиями для изучения английского языка.


Те, кто решил воспользоваться маршрутным листом, могли узнать, что едят англичане на завтрак и как говорят о погоде. Ребята кормили Робина Бобина, придумывали истории про застенчивого бегемота и элегантного слона, писали на английском открытку с поздравлением Мухе-Цокотухе, а на финише каждый был посвящен в рыцари Ордена веера и цилиндра. Задания располагались от простого к сложному и охватывали три уровня: сначала ребятам нужно было поиграть с английскими словами, затем – составить предложения, и написать текст в конце.


Фото: Ксения Сытина


Тянитолкай и все-все-все


В Мастерской в дни весенних каникул ежегодно проводится семейный фестиваль, во время которого проходят игровые экскурсии, мастер-классы и разнообразные активности. В 2017 году мы решили посвятить фестиваль сказочному Тянитолкаю. Это таинственный зверь из сказок про доктора Айболита, которого никто никогда не видел, «потому что тянитолкаи боятся людей: заметят человека – и в кусты!». В «День защиты тянитолкаев» на мастер-классах дети создавали стада тянитолкаев из проволоки, бумаги, глины, дерева и каната. Под руководством компании «Штаб детства» желающие устроили забег на скорость на единорогах, в игровых зонах можно было подобрать зверю защитную окраску, нарисовать плакаты и принять участие в санкционированном Чуковским митинге в защиту тянитолкаев.


Фото: Аркадий Опочанский


В течение всей выставки в музее проходили мастер-классы по лепке африканских животных из глины и мастер-класс «Визуализация поэзии», на котором ребята с помощью цветного гипса создавали иллюстрации к стихам. На игровых экскурсиях дети 6-10 лет узнавали, какими качествами необходимо обладать творческому человеку (например, такому писателю, как Корней Чуковский) и выясняли, есть ли эти качества у них. Так, ребята пробовали самостоятельно сочинить стихотворение, тренировали наблюдательность и приходили к выводу, что писателю одинаково важно быть трудолюбивым и веселым.


Во время спектакля «Чуковский марафон» выставочное пространство было разделено на зоны, в которых с ребятами работал профессиональный актер. Англия, созданная в стиле пэтч-ворк, превратилась в поле для огромной настольной игры: чтобы переместить по нему свои фишки, ребятам нужно было выполнить игровые задания. С помощью Бармалея (который, впрочем, уже успел стать хорошим и полюбить маленьких детей) и специальных кубиков с картинками дети учились сочинять сказки. В животе Робина Бобина участники спектакля рассуждали, из чего складывается внутренний мир человека, а в Африке их ждал аудио-квест.


Фото: Аркадий Опочанский


Коллеги из Музея Анны Ахматовой, Ксения Зернина и Ксения Меньшикова, подготовили литературное занятие «Морские прогулки с Чуковским», во время которого ребята отправлялись на поэтическую «прогулку» в лодке, как когда-то дети Чуковского. Подробнее про это занятие можно прочесть здесь.


Итого


«Перевод с Чуковского» стал важным опытом создания выставки, которая ориентирована на детскую аудиторию, но при этом не менее интересна и взрослым посетителям. Оказалось, что подобные проекты возможны и очень востребованы аудиторией. На этой выставке мы убедились, что взрослым «игровой» компонент интересен не менее, чем детям – сейчас мы всегда держим это в уме, придумывая «детские» задания.


Здесь мы впервые попробовали совместить – как нам кажется, удачно – художественный слой (скульптуру, арт-объекты и инсталляции), игровой слой (интерактивные объекты) и текстовый слой (словесную игру в оформлении выставки и в заданиях, произведения Чуковского или отрывки из них, информационные тексты про самого писателя). Для нас это был своего рода вызов, так как из привычной художественной сферы мы вторглись в сферу незнакомую, литературную. Мы не были уверены, как разместить тексты в пространстве, чтобы они гармонично обыгрывали скульптуру и при этом не терялись, и это побудило нас уделить особое внимание выставочному дизайну (в дальнейшем сотрудничество с дизайнерами стало еще более плодотворным).


Еще одним новшеством стало тесное сотрудничество со скульпторами и изготовление объектов специально под наши задачи. Мы и раньше делали инсталляции с помощью художников, но на «Переводе с Чуковского» объем таких работ вышел на новый уровень. В результате выставка получилась фантазийной в полном смысле слова. Скульпторы смогли воплотить в жизнь «несерьезные» экспериментальные идеи, а посетители получили возможность активно «обживать» скульптуры: трогать, разукрашивать, крутить, менять, забираться внутрь, а также читать стихи, сочинять истории и разыгрывать сказки.


Наконец, эта выставка дала пищу для размышления о том, чем является современный музей. Мы укрепились во мнении, что сегодня посетители приходят к нам не только за знаниями, но также за радостью и вдохновением. Об этом свидетельствуют оставленные отзывы: «Это просто праздник для всей семьи», «Я в счастье», «Думала, вытащила маму в музей, а оказалось, в детство».




© 2019 ЦСИ «Музейный опыт»
 

  • Facebook Социальной Иконка