«Через сотни разъединяющих вёрст»

Пост обновлен апр. 21

В самые тяжёлые месяцы пандемии, когда все мы практически не выходили из дома, Пермский краеведческий музей запустил онлайн программу «Ночные сказки», а Централизованная библиотечная система Фрунзенского района Санкт-Петербурга - акцию «Телефонные сказки». Оба проекта имели колоссальный успех и не закончились с возращением в оффлайн.


Сотрудники музея и библиотеки рассказывают экскурсоводу-методисту Музея истории фотографии Анне Беловой о том, как адаптировали проекты для онлайн формата и подбирали сказочный репертуар, как вовлекали в активное слушание и справлялись с «троллями». А также о том, можно ли застать сказочника врасплох.


«Ночные сказки» ГКБУК «Пермский краеведческий музей»


В разговоре участвуют Юлия Глазырина, заместитель директора ГКБУК «Пермский краеведческий музей» по развитию и Егор Мельников, заведующий отделом природы музея.


Кому первому пришла в голову мысль читать "Ночные сказки"?


Егор Мельников: Идея проекта "Ночные сказки" принадлежит Юлии. В первой половине 2020 года я работал экскурсоводом на полставки по выходным. Однако меньше, чем за неделю до официального закрытия музея, я попробовал провести занятие "Ночные сказки о мамонте" оффлайн. Помню, что это было очень волнительно, но приятно. Поэтому, когда Юля предложила перевести занятие в онлайн формат, я согласился. Изучив тонкости онлайн-трансляций в сети ВКонтакте, я провел первые два эфира, к каждому из которых готовился целыми днями. И оценка зрителей, слушателей была довольно высокой. Тогда мы и поняли, что необходимо продолжать, изо дня в день выходить в эфир.


Егор Мельников © ГКБУК «Пермский краеведческий музей»


Юлия Глазырина: Выбирая, какую именно программу из линейки Музея пермских древностей – палеонтологического филиала Пермского краеведческого музея – адаптировать для онлайн формата в первую очередь, мы остановились на той… которая была самой популярной оффлайн. В 2010 году мы решили попробовать экспериментальную и довольно смелую на тот момент для российских музеев модель – путешествие в полутемных залах с фонариками. Эта эксклюзивная авторская вечерняя программа для небольшой группы детей с родителями проходила раз в месяц, а запись на нее разлеталась как горячие пирожки. Программа в музее устроена таким образом, что кульминацией путешествия становилось чтение мифов и легенд северных народов о мамонтах – все рассаживались вокруг скелета «пермского» мамонта и с замиранием сердца слушали истории о том, какие народы считают, что мамонты, которые ходят под землей – «виновники» землетрясений, а какие народы полагают, что мамонты – сбежавшие слоны Александра Македонского.


Юлия Глазырина © ГКБУК «Пермский краеведческий музей»



Для кого создавался проект? Какими вы видели своих слушателей до начала проекта, и какими они оказались в действительности?


ЕМ: Изначально этот проект создавался для детей в возрасте примерно от 3 до 7-8 лет. Однако заинтересовались и взрослые: родители, бабушки и дедушки малышей.


ЮГ: Егор как-то очень легко и бесстрашно согласился вести первые эфиры, хотя мы совсем не знали, будет ли их кто-то слушать. Мы предполагали, что «Ночные сказки» онлайн будет слушать та же аудитория, которая приходила в музей, но из-за пандемии потеряла эту возможность. Оказалось, что благодаря эфирам мы в разы увеличили географию онлайн-посетителей – сказки слушали от Чукотки, хотя в момент прямого эфира там было ранее утро, до Петербурга, где в то же время начинался ранний вечер! Постоянные слушатели присоединялись почти каждый день, и самых верных летом мы поблагодарили подарками – книгами, которые предоставило нам издательство «Ясень и Бук».


Еще мы неожиданно для себя поняли, что сказки слушают с удовольствием и наши друзья из разных городов и музеев России и мира: от Национального музея Тайваня до музея-парка с динозаврами в Красеюве, в Польше. Большой радостью было часто видеть в эфире наших коллег – сотрудников музея, тех, кто неожиданно оказался на самоизоляции, но с теплотой вспоминал о работе и поддерживал с нами связь.


Также благодаря эфирам мы впервые увидели, что онлайн аудитория – это не абстрактный посетитель, а очень конкретные люди, которые нуждаются во внимании, эмоциональной разрядке, отдыхе. Мы научились говорить с ними, воспринимая эфиры как диалоги.


У вас был и прямой эфир, и подготовленная заранее видеозапись, и чтение сказок иностранными студентами. Как вы выбирали формат и почему он менялся?


ЮГ: Мы ориентировались, в первую очередь, на то, что хотим сделать продукт, выходящий ежедневно. С середины весны до середины лета 2020 года сказочные эфиры проходили каждый вечер. Прямые эфиры – это всегда формат живого общения, нам представлялось важным сохранить связь с аудиторией. Кроме того, такой формат давал нам право на небольшую ошибку – заминку в чтении, техническую накладку. Поскольку мы делали проект своими силами, без отдельного медиа департамента или службы технической поддержки, то решили, что эфир позволит нам сократить время на подготовку. Тем не менее, к первым 15-минутным чтениям мы с Егором готовились по два-три часа! Необходимо подобрать сказку, прочитать ее вслух, отдохнуть, быть в форме. Все-таки эфиры выходили в 9 часов вечера по пермскому времени, после целого рабочего дня. После нескольких эфиров мы с Егором стали вводить элементы географических занятий, наглядно демонстрируя на глобусе особенности расположения или природы стран, сказки народов которых мы читали. Подготовка такого материала тоже требует времени. Впоследствии, конечно, научились чуть быстрее.


Когда мы с коллегами из Департамента международных отношений Пермского государственного национального исследовательского университета решили сделать цикл сказок с иностранными студентами, мы тоже первоначально ориентировались на прямой эфир. Но в ходе репетиции основной ведущий этого блока, Андрей Хохряков из Пермского университета, понял, что это слишком рискованно из-за языкового барьера, поэтому сказки со студентами из Алжира, Эфиопии, Китая и Тайланда выпустили в записи.


Айша Бубрик (Aicha Boubrik), студентка подготовительных

курсов ПГНИУ из Алжира © ГКБУК «Пермский краеведческий музей»



Джаккапоб Дак-Ин (Jakkapob Dach-In), студент ПГНИУ из

Тайланда © ГКБУК «Пермский краеведческий музей»


Оля, аспирант ПГНИУ из Китая © ГКБУК «Пермский краеведческий музей»



Мохамед Али Карраале (Mohamed Ali Carraale) и Фатима Ботан

(Fatma Botan), студенты ПГНИУ из Сомали © ГКБУК «Пермский

краеведческий музей»


Во время прямого эфира Вы старались реагировать на сообщения слушателей. Были ли вопросы или реплики, которые застали врасплох? В комментариях к одной из сказок я прочитала следующее: «Сказка нелогична». Написал комментарий взрослый. Встречались ли скептики среди детей, и сложно ли было давать ответы на их вопросы?


ЕМ: Поначалу врасплох меня заставали сообщения родителей о нежелании детей идти спать. Дети требовали продолжения! Также радовали, но и затягивали эфир слова благодарности.

А скептики есть всегда! Однако улыбка, реплики одобрения от других слушателей и «сердечки» в эфире «разбивали» любого скептика в пух и прах искренней теплотой онлайн встреч.


ЮГ: Мы с Егором старались друг другу ассистировать, потому что вести эфир и одновременно следить за комментариями сложно. «Троллей» было совсем немного, а на скептические замечания детей и взрослых мы всегда старались отвечать развернуто и честно: одна из особенностей сказки в том, что она выражает позицию и мудрость конкретного народа или автора, и не всегда может быть понятна в наших реалиях. Сказка – жанр поучительный, даже в добрых историях есть плохие герои, а ситуации и события могут высмеивать человеческие пороки и проступки .


Как вы подбирали сказочный репертуар?


ЮГ: В первых выпусках мы ориентировались на те истории, которые читали в «Ночных сказках о мамонте» оффлайн, или старались подобрать сказки, связанные с палеонтологической тематикой. Очень быстро оказалось, что эфиры нравятся публике. Посещаемость группы Музея пермских древностей «подскочила» в 10 раз! Палеонтологические сказки «закончились», и мы с Егором вспомнили о том, что учимся… на географическом факультете. Егор в эти месяцы заканчивал магистратуру, а я – аспирантуру. Благодаря любви к географии мы очень быстро нашли модель, при которой основой выбора сказочного репертуара стало путешествие по глобусу и карте. Причем не всегда речь шла о сказочном путешествии в какую-то страну или к какому-то народу. Иногда мы рассказывали об океанах и эпохе Великих географических открытий. Так к 200-летнему юбилею открытия Антарктиды Беллинсгаузеном и Лазаревым мы читали отрывки из их дневников.


Репертуар помогли разнообразить и наши гости – приглашенные сказочники. Писатель Елена Чудинова, внучка палеонтолога, первооткрывателя пермских ящеров Петра Константиновича Чудинова, читала его рассказ для детей. Театральный художник по свету и начинающий экологический активист Алексей Хорошев принес в эфир истории о приключениях собаки Асты, причем эфир вел прямо из долины малой реки Зелёнка. А научный сотрудник музея Мария Колесник, присоединившаяся к эфирам, выбрала сказки ученого-палеонтолога Андрея Журавлёва.


ЕМ: Также у нас появилась целая серия выпусков на основе сказок, предложенных зрителями.


Нужен ли сказке комментарий? Если да, каким он должен быть? Мне очень понравилось ваше, Юлия, «Тянь-тянь-тянь – так монеты в Китае падают».


ЮГ: Мне кажется, сказке нужен не комментарий, а любовь – ко времени, которое ты проводишь в эфире, к труду тех, кто сохранил сказки. Некоторые из них, например, Поморские сказы, записаны и обработаны благодаря писателям Борису Шергину, Степану Писахову. И обязательно – любовь к тем, кто слушает.


«Тянь-тянь-тянь – так монеты в Китае падают» – это, скорее, импровизация, подсказочка тем, кто по другую сторону экрана и не видит текст, но видит сказочника и его эмоции. Признаюсь, однажды я даже всплакнула в эфире – когда 9 мая читала «Мишу Ласкина» Бориса Шергина.


ЕМ: Я думаю, что комментарий нужен, он «успокаивает», даёт обратную связь и диалог со зрителем. Это невозможно сделать в записи, но возможно в прямом эфире. Считаю, что комментарий должен быть обязательно конструктивным.


Зачем вообще читать сказки вслух?


ЕМ: Мы читаем за тех, кому лень читать после рабочего дня. А вообще сказки нужно читать для взаимного удовольствия.


ЮГ: О, для меня это очень сложный вопрос, вовлекающий в ответ огромный пласт коннотаций – от исследовательских и культурологических до педагогических и тех, что мы называем «человечность».


Говоря о нашем проекте, я бы хотела сказать, что мы начали читать сказки этой весной, чтобы поддержать наших посетителей эмоционально и остаться с ними в добрых отношениях, но получили мы гораздо больше – эмоциональную поддержку от слушателей, связь с друзьями и коллегами, укрепление партнерских отношений с Пермским университетом. Мы смогли поддержать иностранных студентов, тоже оказавшихся в Перми в стрессовой ситуации. И друг друга, конечно – ежедневные выходы в эфир помогали собраться с мыслями и давали понятный горизонт планирования. Мы ведь были в стрессе не меньше, чем наши посетители.


Ваша любимая сказка? Назовите самую-самую.


ЕМ: Свою любимую сказку я перечитывал множество раз. Это "Маленькая колдунья" Отфрида Пройслера. Путь становления подрастающей колдуньи тронул меня до глубины души. Мой характер в детстве требовал смелых замыслов, решительных действий, фееричности – всё это я находил в этой сказке.


ЮГ: Очень долго моей любимой сказкой была всем известная история про одну очень добрую и наивную девушку, которая верила в чудеса, и в итоге они пришли в ее жизнь. Но благодаря этим эфирам «Ночных сказок» появилась другая любимая сказка, японская, «Две лягушки». Эти лягушки отправились навстречу друг другу из Киото и Осаки, на полпути между городами встретились на вершине большой горы и решили взглянуть с горы на города друг друга. Они встали на цыпочки, запрокинули голову и… поскольку у лягушек, как известно, глаза почти на макушке, каждая из них увидела свой город. Очень неосмотрительно лягушки сразу же решили, что не узнали ничего нового, распрощались, спустились с горы каждая в сторону своего города, и навсегда потеряли друг друга из виду. Может быть, эта сказка мне так понравилась, потому что незадолго до этой истории я была в Японии и поднялась там на вершину одной горы.


Как долго вы планируете продолжать проект. Назовите «пароли и явки». Где вас можно смотреть и слушать?


ЮГ: С выходом на работу оффлайн мы приостановили эфиры, так как они требуют серьезной подготовки и бодрости к концу дня. Но публикуем их записи, составляя тематические подборки. Их можно посмотреть на канале Музея пермских древностей – благодаря прекрасным обложкам с номерами эфиров, каждую из которых сверстал наш коллега Сергей Островский, их очень легко найти. Группа Музея пермских древностей ВКонтакте.


Какие личные открытия вам подарил проект?


ЕМ: Во-первых, я удивился, что сказочная тематика может быть востребована продолжительное время: больше 100 эфиров и более, чем 100-тысячная аудитория. Во-вторых, я узнал от зрителей, что мой голос приятен детям и обладает «сказочным», завораживающим эффектом. В-третьих, я осознал своё желание преподавать географию. В-четвёртых, я понял, что музей с помощью образовательных онлайн программ может оказывать «гуманитарную помощь» современному образованию.


ЮГ: Я узнала, как в Китае падают монеты – «Тянь-тянь-тянь» – так же, как и везде в мире.


Экспозиция ГКБУК «Пермский краеведческий музей» © ГКБУК

«Пермский краеведческий музей»


«Телефонные сказки» Централизованная библиотечная система Фрунзенского района Санкт-Петербурга


В разговоре участвуют Вероника Макарова, специалист Центральной библиотечной системы Фрунзенского района и Серафима Андреева, создатель проекта Tricktrek.


Вероника Макарова © CGTN


Как возникла идея читать сказки по телефону?


Вероника Макарова: Проект мы придумали втроём, мои коллеги Марина Терехова, Серафима Андреева и я. На тот момент мы все были сотрудниками отдела развития библиотек Фрунзенского района, мы с Серафимой - совсем новенькими. Мы собрались вместе 18 марта и стали думать, что бы такое сделать в условиях надвигающегося карантина. В Петербурге локдауна тогда ещё не было, но было понятно, что всё сворачивается, программы проводить нельзя, фестивали проводить нельзя. И родилась идея читать сказки по телефону. Уже потом мы вспомнили, что был Джанни Родари со своими сказками («Сказки по телефону» - сборник сказок, который вышел в 1962 году – прим. А.Б.), и была советская история, когда ребёнок мог позвонить по какому-то номеру, и ему начитывали сказки (такая услуга была доступна в Ленинграде в середине 1980-х годов и была платной — 15 копеек за звонок — прим. ред.). А тогда мы просто подумали, что в этом есть душевность, теплота.


Серафима Андреева, Вероника Макарова, Марина Терехова ©

Централизованная библиотечная система Фрунзенского района

Санкт-Петербурга


Приятно, когда тебе, незнакомой тётеньке, звонит ребёнок, и ты можешь поговорить с ним, а он – с тобой. Ты можешь почитать, и вы с ним можете прочитанное обсудить. Тогда же моя коллега Марина вспомнила случай, который с ней произошёл 15 лет назад. Она писала диссертацию, сидела дома, и однажды ей позвонила девочка, которая просто ради баловства набрала какие-то цифры на телефоне и попала на Марину. Марина с девочкой разговорилась, и стала читать ей сказки. Девочка звонила часто, рядом с телефоном у неё появился блокнот с карандашами, в котором она рисовала иллюстрации. Марина познакомилась и с бабушкой, всё также по телефону, завязались какие-то отношения. К сожалению, они прервались. Кстати, нам было бы очень приятно, если бы та девочка, теперь уже девушка, вышла с нами на связь. Она петербурженка и, возможно, живёт совсем неподалёку.


открытка 1900 г.


Как вас находили слушатели?


ВМ: Мы разместили в соцсетях библиотечной системы номера наших личных мобильных телефонов. Разделили все рабочее время на три смены, и каждый из нас три часа в день отдавал чтению сказок.


Серафима Андреева: Идея понравилась не только нам, но и всевозможным СМИ от Первого канала до Канала 78, и наши номера телефонов быстро разлетелись. Они были опубликованы в различных печатных изданиях, в интернете. Слушатель нас нашёл легко.


Что было самым сложным в организации?


ВМ: От возникновения идеи до публикации информации в соцсетях прошло, кажется, всего пару часов. В этом заслуга Сергея Станиславовича Серейчика, заместителя директора по развитию, который сразу понял и поддержал идею. Очень быстро информацию увидела газета «Метро». Кажется, они были первыми, кто о нас написал. И понеслось. Благодаря Инессе Здоровцовой, нашему пресс-секретарю, удалось быстро организовать ряд встреч и интервью, появились сюжеты на радио и телевидении, информация стала распространяться широко. Стали звонить ребята не только из Фрунзенского района, но со всего города, а также из других городов и даже из-за границы. Мы не думали, что наша акция получит такой резонанс. Были моменты, когда мы жалели, что выложили в сеть номера наших личных мобильных телефонов: у одной из нас телефон не выдержал и «сдох», а мне, например, пришлось сменить тариф, так как дети стали звонить через WhatsApp, и мне стало не хватать интернета.


СА: Да, наверное, главной проблемой оказалось то, что мы дали свои личные номера телефонов, не предполагая, что акция будет иметь такой успех. Нам было немного страшно, когда посыпался шквал звонков. К тому же мы переживали, что станут звонить недоброжелатели. И они действительно были. К счастью, их оказалось не так много. Телефоны не умолкали целый день, иногда ночью кто-то звонил или писал. И даже после того как я вышла из акции, так как сменила место работы, звонки продолжились.


Ваш проект – разговор тет-а-тет. В чём на Ваш взгляд его преимущества?


ВМ: Он очень теплый, человечный, душевный. Чтение один на один, как дома. Многие ребята стали звонить нам регулярно, мы делились новостями и уже знали, у кого какие братья/сестры/собаки/увлечения. Родители говорили, что дети ждали возможности позвонить. Это очень приятно. А в записных книжках наших телефонов появились новые имена, и нередко в таком формате: "Алеша и Вилли". Алеша - это имя мальчика, а "Вилли" - это название книги, которую ты ему читаешь.


СА: Мне кажется, когда сказки читают на большую аудиторию, это что-то вроде аудиокниги. Но когда ты читаешь один на один с ребёнком, в этом есть какая-то магия, потому что между тобой и твоим маленьким слушателем устанавливается невидимая связь. Ребёнок может что-то переспросить, уточнить. Я стараюсь свой голос подлаживать под возраст ребёнка. Маленькому я буду читать более мягко и ласково, с ребёнком постарше могу использовать и зловещую интонацию, когда читаю страшилку. Если ребёнок устал, можно сделать паузу, что-то обсудить, даже не книжное. Дети рассказывали о своих делах, проблемах, о том, что они ели на обед. В этом есть преимущество такого волшебства «один на один».


Как вы вовлекали ребёнка в активное слушание?


ВМ: Играючи! Попадется тебе герой с именем Барбериборубера, вот ты и говоришь ребенку: "А можешь это сложное имя произнести?" Он пытается проговорить его как скороговорку. Одна мама прислала мне аудиофайл, в котором её сын тренируется произносить имя Барбериборубера, и получается у него всё лучше и лучше. Я ответила, что в следующий раз почитаю им про Румпельштильцхена.


Или читаешь стихотворение с рефреном, где есть повторяющийся мотив, например, корова мычит, ты читаешь, а ребенок в интуитивно понятных местах мычит. Или читаешь кусочек, где героиня рассказывает о том, что все имена цветные, и начинаешь с ребенком фантазировать, какого цвета наши с ним имена. Или спрашиваешь, что будет через страницу, а через несколько страниц? Кто-то придумывает себе птичью фамилию, мы придумываем ее себе тоже. Предлагали ребятам по ходу чтения рисовать. Ну, и так далее. Я потом несколько онлайн занятий провела, в основе которых были книжные сюжеты и желание с ними поиграть.


Марина Терехова © Централизованная библиотечная система

Фрунзенского района Санкт-Петербурга


СА: Если говорить про меня, то мне кажется, что у меня получилось читать достаточно театрально, я играю в спектаклях, и у меня довольно большой опыт общения с детьми. И вот голосом, иногда необычным и загадочным, а ещё задавая вопросы или просто смеясь вместе с детьми, мне казалось, я действительно увлекала их в волшебный мир, в котором ребёнок мог быть и слушателем, и главным участником, и рассказчиком.


Как современные дети воспринимают старые сказки? Ведь в них бывает больше совсем непонятного, не релевантного их опыту.


ВМ: Мы использовали технику так называемого медленного чтения. То есть чтения с остановками и комментированием. Если понимали, что реалии в книге иные, что-то может быть ребенку непонятно, мы разъясняли это простыми словами. Особых курьезов не помню.


Можете ли вы дать собирательный портрет вашего слушателя?


ВМ: Почему-то мне сложно на этот вопрос ответить. Звонили дети от трех до 10 лет. Кто-то - тихоня, кто-то - любитель рассказать последние новости. Мальчики и девочки. На громкой связи со своей сестрой или братом. 10-20 звонков за смену.


СА: Когда акция только начиналась, нам звонили разные дети, их было очень много. Но где-то к апрелю или к маю, когда у нас появились постоянные слушатели, мне стали звонить в основном мальчики лет 7-8, которым страшно нравились истории про малыша Николя (серия книг «Маленький Николя» Рене Госинни и Жан-Жака Семпе – прим. А.Б.). И я огромное количество этих историй перечитала, они действительно смешные. Поэтому, наверное, портрет моего слушателя - это такой мальчик, ученик 1 или 2 класса, который уже умеет читать сам, но всё ещё любит, чтобы ему почитали вслух.


Есть ли планы продолжать проект?


ВМ: Мы думаем о превращении акции в постоянно действующую услугу чтения по телефону. Не только детям, но и взрослым, немобильным, социально изолированным. Будут задействованы сразу несколько библиотек Фрунзенского района и большее количество сказочниц. Есть договоренность с Ростелекомом о поддержке. В ближайшее время мы организуем обучение для тех наших сотрудников, которые захотели стать «штатными сказочниками и сказочницами». Мы составили что-то вроде методических рекомендаций со списком литературы по читательским предпочтениям, с обзором возможных ситуаций и сложностей при общении, с рекомендациями по медленному чтению и игровым приемам. Будем передать свой опыт.


У акции не было странички в соцсетях. Но об услуге, которая вскоре появится, информация будет размещена на сайте библиотек.


Серафима Андреева, Вероника Макарова, Марина Терехова ©

Централизованная библиотечная система Фрунзенского района

Санкт-Петербурга


Как вы подбирали книги?


ВМ: Мы старались читать, прежде всего, современную литературу. Переводную и отечественную. Малоизвестную. Недавно изданную. Некоторые издательства передали нам pdf-файлы своих книг, которые только вышли или ещё в печати. Спасибо им за это. Так мы знакомили с новинками, хорошими новинками. Мы старались узнать, что любит ребёнок. Любит он поэзию или что-то фантастическое, что-то смешное или сказки про эльфов. Из поэзии я читала Юнну Мориц, мною нежно любимую, и Михаила Яснова.


СА: Я подбирала книги, исходя из личного и педагогического опыта. Я много работала с детьми и в целом знаю, что им может понравиться. У меня сын, который уже вырос, помог и наш с ним книжный опыт. Но читала я то, что нравится мне самой, потому что читать только то, что нравится детям, мне кажется обманом. Я, например, люблю Роальда Даля, и детям он тоже нравится, в этом мы совпали. Ещё очень много читала Джулию Дональдсон. Ну и про Малыша Николя, потому что я сама его люблю. Так что я исходила из того, что подходит детям по возрасту и что нравится мне.


Какие личные открытия вам подарил проект?


ВМ: Я давно не читала детских книг. Моей дочери 17, чтение книг вслух давно в прошлом. Многие книги я буквально открывала вместе с ребятами впервые. Для меня самой это погружение, открытие. Это интригует меня так же, как и самих детей. Я ведь не так давно работаю в библиотеке, похвастаться знанием современной детской литературы не могу. Помогли коллеги, которые подсказали, что можно/достойно взять с библиотечной полки и унести домой для чтения по телефону. Так я и сделала. Так что я многое узнала. С радостью.


А еще я поняла, что детям хочется общаться. Тяжело жить безвылазно в четырех стенах даже с любимыми родителями. Наш ретро формат попал в точку.


СА: Было удивительно осознать, что можно увлечь ребёнка, даже не находясь рядом с ним. Я думала, что ребёнка чарует личное присутствие педагога, его мимика, а оказалось, что можно заворожить только голосом. Ещё была одна чудесная история. Я читала каждый день мальчику по имени Алёша, и из разговора вдруг выяснилось, что он живёт в соседней парадной, и это было совершенно невероятно! Потом я смотрела из своего окна, как он гуляет с собакой. Такое волшебство - мальчик не откуда-то там из Москвы, не живёт в другом конце Питера, это мальчик из соседней парадной, и мы можем помахать друг другу рукой.


Назовите Вашу самую любимую сказку.


ВМ: Мы ведь не только сказки читали. Сказки, скорее, маленьким. В моем распоряжении была "Большая книга сказок о гномах, эльфах и лилипутах". Ну а я для себя открыла Нину Дашевскую. Ее "Вилли".


СА: Моя самая любимая сказка - это книга Роальда Даля «Крокодил», я по ней и спектакль ставила. Я искренне считаю, что это одно из самых талантливых произведений в мире, и всем советую его прочитать!

Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все