Принципы создания выставок от Мастерской Аникушина

Пост обновлен июль 21


Специально для Музейного опыта Юлия Мачевская сформулировала семь принципов, по которым придумывает и реализует выставки команда филиала Музея городской скульптуры «Мастерская Аникушина». Юлия Мачевская – заведующая сектором музейных программ «Мастерской Аникушина». Координирует музейно-педагогическую деятельность музея, разрабатывает концепции выставок и культурно-образовательных программ.


«Дети визжали от восторга», «Я в счастье», «Праздник для всей семьи» – такие записи можно встретить в книге отзывов филиала Музея городской скульптуры «Мастерская Аникушина». Существует ли рецепт хорошей семейной выставки и какие ингредиенты должны в него входить? Эта статья – попытка отрефлексировать выставочный опыт «Мастерской Аникушина» и выделить основные принципы, которыми мы руководствуемся (сознательно или интуитивно), когда беремся за что-то новое, будь то выставка, игровая экскурсия или фестивальный день.


За примерами мы будем обращаться к трем выставкам, которые прошли в музее в 2017-2019 годах. На выставке «Перевод с Чуковского» современные художники «перевели» сюжеты сказок Корнея Ивановича на язык скульптуры, выставка «Лев, сова и мыльный камень» рассказывала про городские фасады и обитающих на них скульптурных существ, а на выставке «Про себя и вслух» скульпторы представили свои размышления на тему «человек».


1. Искренность

Делать то, что самим нравится

«Холодными руками сделать ничего нельзя», – говорил скульптор Михаил Аникушин, бывший хозяин мастерской, где сегодня располагается музей. И сегодня один из главных критериев в нашей работе – вдохновляет ли нас то, за что мы беремся. О чем нам важно поговорить на новой выставке? Цепляет ли нас экспонат и его история? Конечно, наш энтузиазм еще не гарантирует восторга и понимания у посетителей, но служит хорошим фундаментом. Одно мы знаем точно: если тема и наполнение выставки оставляют нас равнодушными, то посетителей мы сможем зарядить лишь скукой.

Пример: героями выставки «Лев, сова и мыльный камень» стали наши любимчики – маскароны с городских фасадов – которые сперва прошли придирчивый субъективный фейс-контроль, а факты для сопроводительных текстов отбирались по принципу «должны вызывать желание немедленно рассказать друзьям».



Фото: Марина Белова


2. Дружелюбие

Обращаться к посетителям как к друзьям

Мы считаем, что музей – не храм знаний, а комфортное пространство для открытий и общения. Вне зависимости от возраста наших посетителей мы стремимся говорить с ними так, будто мы хорошие приятели: простым языком, открыто, с ненавязчивым юмором и с уважением. Это касается и текстов в выставочном пространстве (начиная с описания выставки и заканчивая функциональными объявлениями), и непосредственного общения во время экскурсий и музейных занятий.

Пример: На выставке «Перевод с Чуковского» нам было необходимо обозначить некоторые правила поведения. Для этого мы использовали этикетки, которые позволили «оживить» предметы (вполне в духе сказок Корнея Ивановича). Рядом с камерой хранения появилось объявление «Пожалуйста, оставьте вещи в шкафчике, они не убегут», перед огромным обжорой, в которого можно было залезть, – призыв «Пожалуйста, снимите обувь, Робин-Бобин не переваривает ботинки», а на металлической платформе – этикетка «Пожалуйста, не залезайте на станок, уважайте его личное пространство».



Фото: Ксения Сытина


3. Игра

Превращать факты в игру, подкреплять игру фактами

Мы стремимся избегать менторского тона и чрезмерной энциклопедичности, нам важно не вывалить на посетителя тонну сведений, а подать информацию так, чтобы она увлекала и будоражила фантазию. Чтобы игра не была пустой, лишенной смысла и замкнутой на самой себе, особенно важно находить баланс между знаниями и выдумкой, обучением и развлечением.


Пример: на выставке «Лев, сова и мыльный камень» мы решили рассказать историю двух домов с помощью их «обитателей», которые охраняют дверные порталы – ворона и совы. Чтобы выяснить, чей дом круче, наши герои вступили в рэп-баттл (когда создавалась выставка, этот жанр как раз набирал популярность): их жаркую рифмованную переписку про архитекторов, жильцов и историю зданий посетители могли прочесть на планшете и отдать свой голос за того, чьи доводы показались более убедительными.



Фото: Скриншоты из приложения для выставки «Лев, сова и мыльный камень»



Фото: Ксения Сытина


4. Многослойность

Угодить (почти) всем

Принято считать, что хороший продукт, в том числе музейный, должен быть направлен на конкретную, часто довольно узкую, целевую аудиторию, и создаваться с учетом ее потребностей и особенностей восприятия. Мы не оспариваем важность такого подхода, однако на практике мы чаще пытаемся учесть интересы довольно разных аудиторий и сделать выставку, которая будет отзываться одновременно у детей и у взрослых, у знатоков и у тех, кто «совсем не в теме». Информация и активности на выставке располагаются как будто «слоями», которые могут по желанию считывать разные аудитории. Эти слои – или уровни – разделены довольно условно, и каждый посетитель может сам решить, в каком объеме получить информацию, в какой степени включиться во взаимодействие с выставкой, сколько времени и внимания потратить.

Пример: на выставке «Про себя и вслух» мы подготовили игровые зоны в виде столов с разными предметами и заданиями, которые были объединены единой темой: как скульптор выражает свой замысел. Сами задания можно было выполнить в простом варианте (например, собрать лица из геометрических фигур или поставить скульптурный каркас в нужную позу) или в более сложном (показать с помощью фигур определенную эмоцию, передать в позе настроение). Те, кто хотел глубже погрузиться в материал, могли прочесть теоретическую информацию, порассуждать над дополнительными вопросами и найти соответствующую скульптуру в зале.



Фото: Солмаз Гусейнова



Фото: Марина Белова


Одна из зон выставки «Лев, сова и мыльный камень» была посвящена атлантам. Здесь можно было встать на пустующее место и самому подержать на плечах пилястру, или прочесть комикс, пересказывающий древнегреческий миф о восстании Атланта, или включиться в игру и придумать, в чем провинились другие существа и за что они вынуждены держать балконы и другие элементы фасадов (свои версии можно было записать здесь же в «Книге жалоб»). Таким образом, у посетителей была возможность освоить эту часть выставки кинестетически, изучить информацию в текстах или же самому подключиться к творческому процессу и дополнить выставку своими идеями.



Фото: Марина Белова


5. Интерактивность

Руками трогать!

Скульптура – очень тактильный вид искусства, для полноценного восприятия на нее недостаточно просто смотреть, необходимо чувствовать материал, изгибы, поверхность. В скульптурном музее возможность прикоснуться руками к экспонатам особенно важна. Кроме того, интерактивные объекты позволяют вовлечь посетителей в процесс освоения выставки, сделать их не только пассивными зрителями, но и активными участниками, обогащают их опыт и помогают более полно раскрыть тему выставки. Поэтому мы оговариваем с авторами, возможно ли разрешить посетителям дотрагиваться до их работ, и всегда просим скульпторов сделать несколько интерактивных экспонатов специально для выставки.


Пример: за три года в «Мастерской Аникушина» можно было помочь Федоре помыть грязную посуду и разрисовать мелками Тянитолкая, пробежаться по петербургской «крыше» и послушать городские сплетни, сыграть на струнах души поэта и побродить в толпе великанов.



Фото: Аркадий Опочанский



Фото: Марина Белова



Фото: сообщество «Лев Николаевич»


6. Общение

Создавать пространство для коммуникации

Одна из наших глобальных задач – создать пространство, где посетители (будь то родитель и ребенок, компания друзей или пришедшая на свидание пара) могут качественно провести время вместе, переживая опыт общения не только с произведениями искусства, но и друг с другом. Поэтому в выставочном зале появляются вопросы («О чем вы думаете перед сном?», «Как вы боретесь со страхами?»), зоны для совместных занятий и творчества (разыграть чаепитие у Мухи-Цокотухи, собрать большой скульптурный паззл), игры («съедобное-несъедобное» по мотивам стихотворения про Робина-Бобина, мемори и крестики-нолики с персонажами с городских фасадов).

Пример: для выставки «Про себя и вслух» мы сделали шпаргалку, где помимо подсказок, чем можно заняться на выставке, были вопросы-задания. Так, среди экспонатов нужно было найти «то, что ты считаешь красивым», «то, что является отражением тебя», «то, что тебя радует». Эти вопросы не подразумевают «правильных» однозначных ответов, зато служат отправной точкой для обсуждения и возможности узнать что-то новое про себя и про близкого человека.



Фото: фрагменты семейного путеводителя по выставке «Про себя и вслух»



Фото: Вероника Жукова


7. Диалог + сотворчество

Обмениваться мнениями, опытом, эмоциями

В XXI веке музеи становятся площадкой для диалога, сопереживания и сотворчества, где звучат разные точки зрения и где интересуются мнением посетителя. Мы стремимся к тому, чтобы выставка и экспонаты на ней стали значимым переживанием для посетителя, а чтобы проникнуться произведением искусства, необходимо обратиться к собственным воспоминаниям, ассоциациям, эмоциям. В этом помогает этикетаж с рассказами от первого лица, продуманная обратная связь, приемы культуры участия и арт-медиации вместо обычных экскурсий.

Пример: на выставке «Про себя и вслух» обратная связь стала особенно важна. Мы придумали отдельно стоящий стенд, где можно было прочесть, что сами авторы думают про свои работы, а также «проголосовать» за тот или иной экспонат. Готовые карточки для голосования содержали положительные и условно отрицательные оценки: «так круто, что просто вау!», «это же про меня!», «не моя история», «что-то странное и непонятное». Помимо уже готовых «лайков» можно было написать свой развернутый комментарий, а также прочитать чужие заметки.



Фото: Вероника Жукова


Помимо отзывов, выставку можно было дополнить собственной историей. Один из экспонатов – «Контакт» Жанны Нугербековой и Петра Субботина – представлял из себя металлическую конструкцию, где посетителей приглашали оставить памятную вещь и воспоминание, связанное с этой вещью. В другом месте, рядом со скульптурой «Метро» Никиты Ротанова, посетители могли рассказать в диктофон, чем они занимаются в подземке, и послушать чужие истории.



Фото: Марина Белова


Вместо заключения

Перечисленные выше принципы выведены в результате осторожных проб, горячих споров и отчаянных экспериментов, они не являются высеченной в камне истиной, а меняются и развиваются вместе с нами («гибкость» вполне потянет на еще один отдельный, очень важный, принцип). Обратная связь с посетителями и с музейным сообществом помогает понять, движемся ли мы в правильном направлении или ушли слишком далеко в своих фантазиях. Нам будет приятно, если что-то из написанного покажется коллегам полезным или вдохновляющим. Мы открыты к общению и будем рады обмену опытом вживую и в соцсетях «Мастерской Аникушина» (@sculptorstudio, sculptorstudio@gmgs.ru).


Рассказ Юлии Мачевской и Екатерины Зуевой о работе Мастерской Аникушина на встрече программы «Разговор в 6000 километров» можно посмотреть здесь.

© 2019 ЦСИ «Музейный опыт»
 

  • Facebook Социальной Иконка