top of page

"Речитатив и авангард созданы друг для друга". Первый хип-хоп маршрут по Русскому музею

Обновлено: 18 янв.

В ноябре 2022 года отдел инклюзивных программ Русского музея анонсировал аудиогид по отделу авангарда в корпусе Бенуа, записанный командой рэп-музыкантов. Мы задали несколько вопросов как авторам, так и сотрудникам музея, причастным к появлению этих треков. Беседовала Ирина Кельнер


Команда проекта:

Ольга Гончарова - продюсер, куратор проекта, руководитель отдела инклюзивных программ Русского музея,

Марина Рудина - куратор проекта, специалист отдела инклюзивных программ Русского музея,

Анастасия Володина - дизайн афиши, цифровая доступность (размещение на Izi Travel, VK, YM), продвижение в соцсетях отдела, специалист отдела инклюзивных программ,

Михаил Феничев - автор текстов. Лидер музыкальной группы 2H Company, 3H Company и участник группы ЕстьЕстьЕсть.

Рома Зырянов - автор музыки. Барабанщик и ди-джей (TrueFlavasBand, Mekbuda, The Vicious Seeds, Great Revivers). Как ди-джей Skot4 более 20 лет играет хип-хоп, джаз, фанк.

Булат Шарипов - режиссер тизера

Денис Иштокин - анимация


Проект реализован при поддержке: ПАО «Северсталь», АО «Силовые машины», ООО «СВЕЗА-Лес», туроператора «FUN&SUN» и Nordgold


Чья идея - сделать хип-хоп маршрут и как она появилась?


Ольга Гончарова - продюсер, куратор проекта, руководитель отдела инклюзивных программ Русского музея






Ольга: Идея принадлежит нашему отделу инклюзивных программ Русского музея. И она удачно совпала с тем, что Михаил Феничев согласился на творческое сотрудничество с нашим отделом.


Марина: Мы (отдел инклюзивных программ ГРМ) поначалу хотели сделать большой проект, мультижанровый: арт-лаборатории с подростками. Мы хотели познакомить ребят с авангардными течениями и дать возможность поработать в разных жанрах. В этом проекте предполагалось несколько творческих групп: музейная, музыкальная (как раз стиль хип-хоп), творческая, анимационная, видеостудия. Пригласили ведущих для этих групп, в том числе Михаила Феничева (петербургского музыканта, диджея, автора и исполнителя). И хотя этот мегапроект пока не состоялся, но мы решили, что рэп будет звучать в музее. И решили сделать авангардный хип-хоп маршрут с Мишей.

Михаил: Это идея Ольги Гончаровой из Русского музея. Огромное ей за это спасибо и респектос!)

Рома: Мы сначала должны были учить детей рэпу и тому, как делать музыку, но пандемия этого сделать не дала. Хип-хоп действительно очень "идёт" русскому авангарду, как будто очень близкая по характеру энергия находила выход в работах художников и сейчас звучит в этой музыке. Какие еще параллели между авангардом и хип-хопом вы находили? И что такое современный русскоязычный хип-хоп, насколько это не "калька", а самобытное направление?


Ольга: Как вы верно заметили, речитатив и авангард созданы друг для друга, ещё со времен «Футуристов». Сам подход в данном случае по своей сути является традиционным для направления. Если говорить о традиции, то для Маяковского, например, эта тема точно традиционная. Для Есенина скорее всего нет. Вообще между хип-хопом и авангардом много сходства, если вспомнить про граффити. Но главное — это свобода, конечно.


Марина Рудина - куратор проекта, специалист отдела инклюзивных программ Русского музея Марина: Авангард в России сто лет назад стал мощным и важным явлением: разнообразным, страстным, радикальным. Авангард - это целая система проникающих друг в друга стилей, концепций, теорий, языков, школ. Авангардисты стремились создать новый язык, отличный от классического. Они хотели порвать со всей предыдущей традицией, создать новое искусство. Художник - это свободный творец, который, создавая свою новую картину, творит новый мир.

В этих моментах – прямая перекличка с хип-хопом. Ведь в глобальном понимании хип-хоп – это больше, чем направление в музыке. Это идеология, образ мысли, философия. Это мощная форма для самовыражения. Это тот же протест, по сути, что и у авангардистов. И так же, как в авангарде, в хип-хопе - множество направлений, стилей и поджанров. И значительное влияние на другие музыкальные направления. Как и у авангарда, который оказал колоссальное влияние на все последующее развитие искусства.


Михаил: Согласен - "идёт". Считаю, что становление хип-хопа шло вразрез многим музыкальным канонам также, как это было в искусстве при зарождении авангарда. Правда лично мне кажется, у создателей хип-хопа не было делом принципа ломать эти каноны - просто они опирались на технические новинки и доступные способы подачи. Конечно, было огромное влияние клубной танцевальной культуры и тенденций в сфере развлечений молодёжи в конце 70-х, начале 80-х годов.

Бесспорно, русскоязычный хип-хоп - это, в первую очередь калька, но без негативной коннотации. Корни русского авангарда тоже тянутся с запада, что ни капельки не убавляет силы его воздействия и значимости.

А самобытность у русского рэпа конечно же, в первую очередь, в структуре языка. Как бы я ни мечтал сделать полную кальку с моих кумиров из США и Европы - мой язык внесёт свои серьёзные коррективы в форму.



Рома Зырянов - автор музыки. Барабанщик и ди-джей (TrueFlavasBand, Mekbuda, The Vicious Seeds, Great Revivers).


Рома: Сейчас нельзя сказать, что рэп это что-то авангардное, так как рэп сейчас везде. Авангардом здесь является речитатив самого Миши. Если послушать современный (и не очень) рэп, то именно так никто не читает. В обычном рэпе читка (форма) гораздо проще. У Миши изначально к музыке был авангардный подход, к рэпу как таковому. Интересно, кстати, было бы послушать, как кто-то из современных такое сделал. Вряд ли было бы так же авангардно… Калька ли русский рэп? Наверное, да. Рэп придумали в Америке.



Как происходила работа над текстами? Что нужно было знать и понимать про хип-хоп и про авангард, чтобы начать создавать такие гиды? Не было ли опасений, что тексты, написанные на заказ, по запросу от музея, не "взлетят"?


Ольга: О работе над текстами лучше спросить напрямую у Михаила. В том, чего мы ожидаем, каким может быть маршрут, мы с ребятами достаточно быстро друг друга поняли и непосредственно в работу автора не вмешивались. Тем более, что мы настолько давно и близко знакомы с творчеством 2H и 3H Company, а в прошлом - "Провинции" и т. д. И у музея не может быть никаких амбиций по поводу того, взлетит или нет рэп-альбом. Поэтому для нас — это был чистый и незамутненный акт художественного высказывания. Но, конечно, этой работе предшествовал большой этап погружения в материал.

Марина: Для нас всех, наверное, этот проект был экспериментом. Ребята, музыканты (Михаил Феничев и Роман Зырянов), когда мы начинали, сказали мне, что все это здорово, конечно, но вот авангард… «Мы как-то не очень с авангардом… Где мы, а где авангард…». «Ну да, где я, а где хип-хоп», - ответила тогда я. – «У нас все получится!»

Потому что у многих не очень с авангардом. Художники-авангардисты выстраивали неведомые Вселенные, которые должны были заменить эту уже надоевшую нашу. Они создали язык, который многим зрителям непонятен. Один «Черный квадрат» чего стоит… Но при желании можно научиться понимать любой язык и услышать, что хотел сказать художник. Ведь авангард – это далеко не черный квадрат, и не только Малевич. Наша задача - показать зрителям живой, уникальный, разнообразный язык художников-авангардистов. Помочь зрителям понять и прочувствовать мощный посыл русского авангарда.

Для меня было важно, чтобы наш маршрут был не просто подачей информацией, а диалогом со зрителем. Это не просто экскурсионный маршрут, это разговор через личный эмоциональный опыт, приглашение к размышлению. Поэтому мы долго работали с Михаилом и Романом. Нужно было погрузить их в авангард, чтобы они в нем, в этом водовороте «поварились», пропустили его через себя и «прожили». Мы работали в залах, перед полотнами. Работали с текстами, которые готовила я. Ребята знакомились с теоретическими работами самих художников, а также автобиографиями и дневниками.

И если у художника будет вдохновение, то заказанное ему произведение «взлетит». Мы не сомневались в таланте Михаила и Романа. Нужно было их только вдохновить, открыть им сложный, но уникальный мир авангарда. В общем-то, наш Михайловский дворец тоже по заказу построен.


Михаил Феничев - автор текстов. Лидер музыкальной группы 2H Company и участник группы ЕстьЕстьЕсть. Михаил: Ух, как же много разных вопросов в каждом вопросе! (улыбается)

Могу отвечать только за себя и лично мне для создания такой "истории" нужно быть фанатиком хип-хопа и сильно заинтересоваться русским авангардом. Этот интерес легко пробудили искусствоведы Русского музея, участвовавшие в нашем проекте.

Опасения по поводу того, что тексты не сработают, как задумано, были и остаются. Но я изначально это воспринял, как безумно интересный эксперимент. А в характере любого эксперимента заложены различные исходы.


Рома: Я подбирал мелодии под настроения в тексте, где про войну-мрачности напустил, где про Париж-романтику…Набрасывали, вместе слушали, договаривались. Опасения были до самого конца, что всё это не зайдёт.


В релизе о проекте говорится, что потенциальные пользователи маршрута - молодые люди. Каким был бы портрет такого молодого человека: чем еще он увлекается, что его волнует, как часто он ходит в музеи и с какими ожиданиями в них приходит?


Ольга: Мы не ставили перед собой амбициозных целей и рассматривали этот проект больше в качестве эксперимента по расширению актуальных музейных инструментов для взаимодействия с посетителями. Разумеется, мы рассчитывали, что подобный подход привлечет внимание молодежи и тех, кто не является частым гостем музейных пространств из-за их консервативности. При этом важно понимать, что хип-хоп культура – это уже далеко не новость для нашей широты. Многие из нас, можно сказать, выросли под ее влиянием. Тексты Феничева имеют удивительное свойство увлечь за собой и 6-ти летнего человека и 40-летнего одновременно. Отвечая же на сам вопрос, мы надеемся, что наш рэп-маршрут одинаково заинтересует всех посетителей музея вне зависимости от их возраста и опыта взаимодействия с искусством.


Марина: В моей практике работы с группами – лучше всего авангард «заходит», как ни странно, дошкольникам и младшим школьникам (5 -10 лет). Он им как-то сразу понятен, интересен, нет никаких штампов, они активно вступают в диалог с картинами, проводят ассоциации. Если раскачать взрослых, то они также включаются в поиск нужных импульсов, переживания через личностно-эмоциональный опыт. Поэтому, думаю, этот маршрут – практически для всех возрастов, от 10 и… Может, и после 70-ти зайдет.


Михаил: Для меня это ребята, которым нравится посещать музеи легко, без ощущения музея как храма, в котором можно только смиренно шептаться. Наверное это как раз те люди, которые ходят туда пощекотать свои эстетические центры удовольствия, так же как они это делают в клубах или от общения в барах. Сходили такие ребята в музей - словили эффект Стендаля и пошли дальше жить с этим потрясающим смещением сознания.


Рома: Просто интересный молодой человек, любит музыку, искусство, всё необычное.




Как будет рекламироваться и продвигаться новый маршрут? Как вы рассчитываете, из каких источников информации о нем узнают потенциальные пользователи?


Ольга: Нашим проектам, как правило, большие маркетинговые бюджеты не требуются. Они самостоятельно попадают в информационное поле и зачастую достаточно сарафанного радио, социальных сетей и новых медиа. Помогает и статус музея, который привлекает к нам внимание федеральных СМИ. В случае с рэпом нам удалось рассказать о проекте и по Первому каналу, и в передовых телеграм-сообществах. Но даже если бы эксперимент остался исключительно внутри профессионального сообщества и побудил кого-то из наших коллег на подобные высказывания, то мы бы все равно считали акцию успешной. Мы довольны результатом и уровнем исполнения.


Михаил: Я, к сожалению, не помню, как планируется рекламировать и продвигать новый маршрут. Но если он на выходе, действительно, осуществляет задуманный экспериментом функционал, то быстро распространится среди потенциальных слушателей, как это сейчас происходит с любым качественным медиа-проектом/продуктом, ведь данная запись доступна на всех популярных музыкальных сервисах.


В аудиодорожках нет как таковой навигации. В каком смысле это экскурсионные маршруты, как бы вы рекомендовали ими пользоваться в музее?


Ольга: Рекомендуем так: поднялись на нужный вам этаж. Не забыли взять с собой из дома свои самые классные наушники. Включили альбом и сделали смелый шаг в мир русского авангарда.

Альбом разработан так, что не требует от вас буквального следования от изображения к изображению, а погружает в контекст времени и художественного действия. Что, конечно, не исключает возможности буквально следовать от имени к имени вслед за речитативом.


Марина: Отсутствие определенной навигации – это и технический момент. Экспонаты (картины и скульптуры) на экспозиции меняются. Их могут перевесить, переставить или вообще убрать с экспозиции. Повесить другие. А потом вернуть прежние. А мы в нашем маршруте говорим о значимых произведениях, без которых никак. Этот момент оговаривается во вступлении: можно не найти на стене картины, ну что ж…. Поэтому треки можно слушать не один раз, не обязательно непосредственно в музее. Это получились самостоятельные произведения (поэтические и музыкальные). Можно послушать сначала дома, например. А потом прийти в музей и еще раз послушать, гуляя по экспозиции и уже узнавая картины, как старых знакомых. И соотнести свой опыт с опытом художника и авторов треков.


Михаил: Навигация относительная, в первую очередь – потому что сама экспозиция русского авангарда периодически меняется в плане представленных работ. Но мы постарались сделать упор на главные вехи и придерживались в последовательности трэков к привязке расположения работ художников по пути следования с начала и до конца экспозиции.


Что было самым сложным в работе над маршрутом?


Ольга: Самым сложным было и остаётся всегда одно и тоже: объять необъятное.


Марина: Определиться с выбором художников. О ком говорить в нашем маршруте. Конечно же, хотелось про все и про всех. Но надо было сузить круг. Каждый из мастеров авангарда – творец собственной уникальной вселенной, у каждого – своя философская система. У Малевича, например, это - другой космос, у Кандинского – другое духовное пространство. Их искусство разное даже внешне. Вот нужно было придумать, как показать эту разность, но так, чтобы это захватило зрителя. Где найти для зрителя «точку удивления».


Михаил: Самым сложным для меня было отказываться включать в повествование многие классные факты и теоретические моменты, чтобы аудиодорожки не были ещё длиннее.


Рома: Самому себе не надоесть.


Что было самым неожиданным, стало для вас открытием?


Ольга: Если честно, то нас удивил позитивный и массовый отклик коллег и широкой общественности по поводу нашего рэп-эксперимента. Были, конечно, и негативные отзывы от самой консервативной части наших подписчиков в социальных сетях… Но это уже извечный вопрос “чёрного квадрата”.


Марина: Каждый трек – со своим настроением, характером, ритмом, энергией. Треки получились разные, как и художники, о которых идет разговор. Это очень большая заслуга поэта и музыканта, Миши и Ромы. С моей точки зрения, это не просто музейный маршрут в стиле хип-хоп, а талантливое произведение.


Михаил: Я, в принципе, только в этом проекте прочувствовал главную для себя ценность русского авангарда. К сожалению, вкратце не сумею здесь это описать. Раньше у меня было совершенно другое к нему отношение. И поэтому я очень благодарен коллегам по проекту за такое моё "просветление" в этом вопросе.


Рома: То, сколько Миша может без остановки читать.


Какие еще эксперименты с аудиогидами хотелось бы предпринять команде проекта?


Ольга: Аудиогиды — лишь одно из направлений, которым занимается наш отдел. Если говорить про ближайшие планы, то на волне проекта с Феничевым родилась идея сделать спектакль-бродилку с хореографом Владимиром Варнавой. Тоже в каком-то смысле аудиогид. В следующем году ограниченным, но тиражом наш рэп-маршрут выйдет на CD. Верим, что этот релиз заинтересует коллекционеров и просто любителей.

Также рекомендуем обратить внимание на один из наших проектов «Вне истеблишмента». Здесь нам тоже удалось немного выйти за рамки привычного в музее. За что отдельная благодарность руководителю отдела новейших течений Русского музея Александру Боровскому.


Михаил: Меня в принципе очень забавляет идея такого формата для всех художественных экспозиций. Считаю, что это шаг навстречу посетителю музея, когда он ходит туда не как в церковь примерно и имеет возможность кайфовать от шедевров с помощью различных способов, предоставляемых ему на входе, будь то, рэп-аудиогид, диско-аудиогид, аудиогид под классическую музыку, взаимодействие с дополненной реальностью и т.п.


Рома: Мне бы хотелось визуализации, под это сделать мультфильм или что-то такое.



0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
bottom of page