top of page

Елизавета Фокина. Наши главные агенты – дети


В музее-заповеднике Царицыно постоянно что-то происходит. Кажется, если одна семья с детьми задастся целью принять участие во всех предлагаемых мероприятиях, то по меньшей мере неделю не будет покидать территорию парка. Мы поговорили с генеральным директором музея Елизаветой Фокиной о том, как Царицыно совмещает очень разные миссии заповедника и художественного музея и как общается со своей аудиторией, превращая посетителей в друзей и союзников.


Царицыно – это музей декоративно-прикладного искусства, а не дворец в парке, как многие музеи-заповедники. Как сформулирована миссия музея, как в ней сочетаются декоративно-прикладные коллекции и огромный парк?


ЕФ: Мне кажется, за последнее время мы сами себе этот вопрос задаём постоянно. У нас, как у любого музея, есть важные функции: популяризация, сохранение, коллекционирование и изучение, научная составляющая. Но мы с вами знаем, что совсем недавно на международной конференции ИКОМ были принято расширенное толкование, что такое музей. И российская секция тоже это новое определение будет обсуждать. Мы в музее давно озадачены тем же вопросом. У нас действительно два разных вида деятельности, которые, на первый взгляд, никак не могут друг с другом пересекаться. Мы для себя поняли, что это равно значимые направления, и в обоих содержится множество самых разных задач. Это многообразие даёт нам внутренний ресурс. Мир меняется ежечасно, для нас современный музей – очень живая институция, которая постоянно что-то в себе корректирует, двигаясь, меняясь, реагируя на что-то, а где-то даже предвосхищая события. Предвосхищая, потому что важная миссия – музеефикация настоящего, уважение к будущему.


На одной из последних стратегических сессий коллеги сказали, что Царицыно – территория возможностей, где каждый может сделать шаг любой длины или остаться на месте. Мне очень нравится образ из «Алисы в стране чудес»: если хочешь оставаться на месте, нужно бежать в два раза быстрее. А здесь как раз коллеги обозначили возможность остановки. Действительно, в месте, где сочетаются история, искусство и природа, в какой-то момент бывает нужно остановиться, чтобы понять, где твоя отправная точка или куда ты идёшь.

Я бы дополнила определение коллег, чтобы обозначить векторы нашей миссии. И это, разумеется, не конечная формулировка: «Царицыно – уникальное место, где природа и искусство объединились для творчества и вдохновения посетителей и сотрудников. Это безопасная территория, территория возможностей, в которой каждый может сделать шаг любой длины или остаться на месте. Идеальная вселенная в городе, доступная каждому». Наверное, звучит романтично. Но мне кажется, что миссия, как и целеполагание, идеальные образы – это коллективный результат. Когда подобного рода определения формулируются вместе, принятие происходит одномоментно. Мне очень важно, что все эти слова были произнесены сотрудниками, что это они так ощущают наш музей-заповедник.


Как парк обращается к детям, какими средствами?


ЕФ: Мы ориентированы на семейную аудиторию и многое из того, что мы делаем, адресовано родителям. Но в какой-то момент мы осознали, что наши главные агенты – дети. И у нас началась активная работа с Детским Царицыно, где дети – самый главный двигатель происходящего. Так родилось большое количество отдельных, даже не проектов, а программных линий, они продолжают работать, и появляются всё новые. Мне казалось несколько лет назад, что мы сейчас сделаем хорошую навигацию по парку и больше ничего делать будет не нужно. Но это как ремонт на даче или в квартире, когда ты все время что-то подколачиваешь, пересматриваешь. Потом тебе кажется, что прошло 3-4 года, все устарело, и надо все это заново делать.



Недавно коллеги выиграли грант фонда Потанина, который называется «Семейное бюро путешествий по Царицыно». В этом проекте ребёнок занимает ключевую позицию в построении маршрута по парку, в выборе активностей. Коллеги также будут разрабатывать детскую навигацию. У нас в брендбуке есть закрепленные обозначения, например, «Зелёное Царицыно» – сотрудники ходят с зелёными бейджиками, навигация у нас в зелёном цвете. Выставки в основном это красный цвет. А детская линия будет в виде такой разноцветной ромашки. Сперва навигация появилась в Детском Царицыне, это обозначения, этикетки на уровне детских глаз. Сейчас коллеги хотят доработать навигацию и этикетаж и проводят большое количество фокус-групп, исследований аудитории от 7 до 14 лет, порядка 50 респондентов в каждой возрастной группе.






Какие еще системы навигации по парку вы планируете?


ЕФ: Очень важный момент – навигация для людей с ограниченными возможностями здоровья. Например, у нас на языке Брайля не так много навигационных элементов. У нас много тактильных копий наших архитектурных объектов и есть тактильные экспликации внутри экспозиции, но этого недостаточно, чтобы считать, что мы сделали музей и парк доступными для незрячих.


Еще сейчас с помощью бота-навигатора исследуем, где аудитория «теряется», что люди видят и что – пропускают. Это текстовый телеграм-бот, в котором мы собрали часто задаваемые вопросы, разделили их по категориям «Что сделать», «Как найти» и т.д. Он синхронизируется с яндекс-картами и выстраивает маршрут. Статистика показывает, что им воспользовались уже более 5000 человек, каждый из них делает не менее 5 команд.


Изучали ли вы типичные маршруты разных групп? Были ли у вас исследования, как они себя ведут в парке, как распределяются?


ЕФ: У нас постоянно проводятся такие исследования. Первое было лет пять назад. Мы искали частые маршруты, маршруты проходные, места, где какая-то категория посетителей задерживается. Куда отправляются бегуны и терренкурщики. Где чаще сидят люди с девиантным поведением, например, и где они оставляют «следы преступления» в виде бутылок. Где любят бывать люди старшего возраста помимо мест, которые мы специально организовали для спокойного отдыха. Как группы школьников распределяются по парку... Исследования у нас сейчас проводит команда, которая занимается специальными аудиториями, в том числе подростками. Мы вообще сейчас делаем акцент на работу с подростками. Первые дети, которые к нам приходили в детский лагерь, уже выросли, и у них есть потребность остаться в музее. А мы пока ничего им предложить не можем. Один из последних прицельных опросов показал, что им нужна такая коворкинг зона, куда они могут приходить, общаться, получать ответы на какие-то свои вопросы, что-то делать самостоятельно.


В проект Семейного бюро заложены еще более подробные исследования. В них принимают участие и маркетологи, и детские психологи.

Ещё мы мониторим наш сайт, потому что какие-то элементы уже устарели, и где-то сложная навигация. В этом нам помогает студенческое агентство Департамента интегрированных коммуникаций Высшей школы экономики.


Итак, семья с детьми приходит в парк. Что интересного их ждет на прогулке, что и где именно предлагает музей?


ЕФ: Обнесенная оградой историческая часть парка считается самой часто посещаемой. В ней у нас несколько точек продаж: одна у станции метро Царицыно. Как раз там коллеги будут открывать физическую точку Семейного бюро. Есть также точки непосредственно в самом музее и в оранжерее. В нашем последнем выставочном проекте «В лесу росла игрушка», где все построено на концепции дерева и деревянных промыслах, тоже много внимания уделяется детям и семейной аудитории. Наши дорогие кураторы, Вера Ярилина и Даша Колпашникова, предложили сделать экскурсию, которая ведёт от станции метро Орехово на выставку. Называется она, как и выставка, «В лесу росла игрушка», и это аудиогид, в котором озвучено каждое дерево. Эта экскурсия делалась силами сотрудников музея-заповедника Царицыно. Участвовали служба безопасности, инженеры, образовательный отдел, экскурсоводы – все они рассказывают про те деревья, которые дальше встречаются в экспозиции и которые живут у нас в парке. Так что сам по себе процесс создания был очень забавным, например, представьте, что дуб говорит голосом сотрудника службы безопасности…



Ещё одно нововведение, которое появилось этим летом – это наши детские маршрутные электромобили, тоже с аудиогидами. Гид был записан самими детьми, его озвучивают дети сотрудников. Очень мило получилось. Он экологичный, и в смысле отсутствия выхлопов, и потому, что аудиогид рассказывает про обитателей парка.


Для взрослых тоже есть занятия в парке?


ЕФ: В парке много объектов археологии, павильонов на территории, сам дворец. Поэтому мы все наши объекты позиционируем как музейные и проводим полноценные музейные экскурсии по территории. У нас есть две утренние аудио экскурсии – «Утренняя дорожка» и «Беговая дорожка» (её озвучивал Георгий Туманов). Эти записи пользуются большой популярностью, они бесплатные, можно просто скачать, слушать и гулять. Они ведут по самым живописным местам, видовым точкам. Это такой самостоятельный маршрут по парку. В этом году после пандемии мы ввели проект «Эмбодимент», в нем главный акцент – на чувственное восприятие парка. Кстати, этот проект был сделан на средства краудфандинга, он не очень дорогой. Это такие занятия и тоже остановки в самых красивых местах.

Ежегодное событие у нас в парке – это фестиваль исторических садов и парков, мы подчеркиваем особенности нашего английского пейзажного парка. В рамках этого фестиваля есть, кстати, и детская программа. Каждый год мы в рамках этого фестиваля провощим керамический пикник.


Также проводили проект Цветочный своп, приглашая людей обмениваться своими домашними цветами. Мы сделали небольшую экспозицию, а местные жители приносили свои цветы, рассказывали, как за чем ухаживать. Нужна была регистрация, приходили в основном люди старшего возраста, что-то кому-то рекомендовали, кто-то искал редкие виды растений. Фактически, это мероприятие музею не стоило ничего, просто хотелось включить в него местных жителей, тех, кто любит выращивать домашние растения. И получилось что-то очень теплое, с увлеченным общением и эмпатией.






Еще есть много квестов по парку, обязательно - с заходом во дворец или наоборот, из дворца по территории.


Также у нас большой популярностью пользуются Триеннале современного гобелена. Работы представляют не только внутри дворца, но и на его стенах, и в парке. В 2021 году порядка двадцати объектов находились в парке, под открытым небом с мая по сентябрь. Это настоящие произведения из гобелена, и они не просто висели, они по-своему работали, были вписаны в пространство. Это был вызов и для самих художников, ведь парк как визуальная среда обязывает. Но были среди этих работ и такие, с которыми люди постоянно взаимодействовали. Одна из самых удачных, с моей точки зрения, располагалась на мосту в самом центре нашего пейзажного парка, через небольшой овраг. Художница оплела элементы моста. И еще в одном из павильонов, где любят танцевать люди старшего возраста, там объект все время перевязывали, связывали, делали из него шторки. Все это превращалось в настоящее театральное приключение. Когда мы проводили только первые триеннале, были отзывы «что вы тут поставили?». Но теперь больше нет негативных отзывов. Зато появились сообщения типа «что-то у вас здесь «размохрилось», пожалуйста, приведите в порядок».




Как сделать гостей союзниками, которые будут включаться в сохранение парка?


ЕФ: Мы сделали целую карту сообществ вокруг парка и музея. Далеко не все проекты, которые мы делаем с сообществами, в чистом виде партисипаторные, но все-таки принципы культуры участия для нас важны, и это, скажем так, «палитра» разных сообществ и разных форм соучастия. У нас много проектов с людьми старшего возраста. В частности, один из по-настоящему партисипаторных проектов случился этим летом, он назывался «Цветы моего детства». Пятнадцать дам почтенного возраста приходили и рассказывали про цветы, которые они помнят с детства, и про свои детские воспоминания. Дальше они вместе с подростками с ментальными особенностями, подопечными благотворительных фондов, с которыми давно сотрудничает Царицыно, посадили несколько цветков в керамические вазоны, которые были затем расставлены по территории парка. Первый раз цветы выкопали. Посадка была произведена ещё раз и больше уже никто цветочки не выкапывал. И процесс, и отбор, и сами объекты – хорошая получилась история. Совместно с Департаментом труда и соцзащиты, Третьяковской галереей, ИКОМ Россия и АНО «Проектная инициатива» мы делали проект «Музейный старТрек» в 2019-2020 году. Люди старшего возраста разработали целую серию маршрутов по территории парка, сделали небольшой буклет. Тоже очень интересно получилось.


Такие проекты делать непросто: здесь много разговоров, эмоциональных вложений, и не сразу виден какой-то результат, не всегда он может быть ощутим в виде продукта, того, что будет потом длиться. Но подобные истории очень важны для музея. Мы видим, что за последнее время очень увеличилось количество людей, внимательно относящихся и к территории, и к фауне парка. Люди сами поднимают бумажки, выбрасывают их, находят какие-то места захламления и фотографируют их, отправляют нам в сети, чтобы убрали. Есть такой портал «Активный гражданин», раньше по поводу парка жалобы отправляли туда. Но мы открыли большое количество каналов, куда нам можно писать, чтобы мы улучшали свою работу, и люди теперь стараются обращаться по нашим каналам напрямую. Я считаю, что мы преодолели условно зону отчуждения, и люди стали дружелюбно относится к нам, понимая, что мы слышим их запросы.

Большой проект «Культурный плогинг» инициировала наша сотрудница, и он тоже нашел отклик у сообществ. Каждую весну плогеры бегают не только по территории Царицыно, но и по другим музеям-заповедникам, собирают мусор. В этом участвуют активно сотрудники и приходит много местных жителей.

Еще у нас на территории есть кормушки, мы рассказываем в своих сетях и на сайте, чем можно, чем нельзя кормить птиц, и у нас есть специально оборудованные киоски для корма птиц. В какой-то момент мы увидели, что в парке появилось большое количество самодельных кормушек, которые сделаны из всяких пластиковых штук. Мало того, что они не очень эстетично выглядят, они ещё опасны своими тонкими краями для белок и птиц. Мы предложили всем единый формат для кормушек. И люди стали звонить, спрашивать, какую кормушку лучше сделать. Одна девушка позвонила заказать подарок на свой день рождения - чтобы ей подарили кормушку, которую она сможет повесить в парке. Есть среди тех, кто вешал кормушки, и молодой человек, ведущий видео блог про птиц. Много людей, которые интересуются животными, просто приходят кормить и ухаживать.


Мы проводим для местных жителей различные соревнования, в том числе - по спортивной орнитологии, делали в заповеднике аудит по учету перелетных птиц. Мы рассказываем о птицах, животных, растениях парка в навигационных материалах и по другим каналам: на сайте, в печатных изданиях, и большое количество экскурсий проводим на эту тему. Это и популяризация, и постоянное взаимодействие с посетителями.


Когда мы говорим о музее как об экосистеме, то это в том числе система отношений внутри коллектива. Что здесь важно учитывать, какие могут быть советы для больших музеев, чтобы отделы работали скоординировано, чтобы была человечная, комфортная атмосфера?


ЕФ: В этом смысле у музея тоже несколько измерений. С одной стороны, бюрократическое, где нужно мыслить в категориях цифр, планов, за которые мы отчитываемся, которые определяют успешность или неуспешность. В то же время часто мы нуждаемся в быстрых ответах и в быстрых результатах. С моей точки зрения, обеспечивать такое сочетание могут только горизонтальные связи, которые прошивают всю структуру, и система проектной работы, таких рабочих групп по проектам. Эти группы могут не совпадать со структурой по отделам, по направлениям постоянной работы. Если коллектив молодой, развивающийся, нацелен на то, чтобы было много сотрудников ярких, сильных и заинтересованных, бывает сложно сказать, кто у тебя начальник, а кто - подчиненный. У людей много разных собственных проектов и своя мотивация. У нас внутри музея много проектов, соединяющих сразу несколько направлений, в чистом виде их не «приписать» к какой-то одной структуре внутри музея. У нас большое количество нестандартных партнерств, взаимодействий, новых форм, и под воздействием этих факторов мы меняемся. И просто внутри коллектива у нас активно развиты горизонтальные связи. У нас есть хор, мы сделали женскую футбольную команду, мы стараемся объединять коллектив на разные праздники, каждый раз они проходят с особым задором.


В этом году случилось ещё два таких важных проекта, которыми интересно поделиться. Наш коллектив сейчас «пополнился» маленькими детьми – у многих сотрудников есть дошколята. И это готовая группа с понятным составом детей, они изучают, смотрят, вникают – такая компания горящих глаз. И для них больше двух лет практически все отделы устраивают встречи, показывают, как устроен музей. Например, как пожарные разбирают и собирают брандспойт. Те взрослые, которые устраивают эти встречи, на одном из наших отчётных собраний были награждены орденом быстрой белки. Это волонтерство, не работа, но такое включение в жизнь дает дополнительную устойчивость. Ещё один внутримузейный проект инициировала семилетняя дочка одной из сотрудниц юридического отдела. Мы собирали «добрые крышечки». И все сотрудники с удовольствием в это включились.



Ещё одна важная история – работа на особо охраняемой территории внутри парка. Парк содержится подрядной организацией, но есть такие работы, которые не всегда очевидны, и при этом требуют большей квалификации. Летом каждую пятницу в 7 часов утра разные сотрудники приходили в парк, чтобы поработать на территории. Где-то что-то убрать, почистить. Порядка 20 таких волонтёров постоянно этим занимались, и делали это с удовольствием.

Не важно, большой коллектив или нет – во главу угла выходят доверие, умение брать ответственность. Важен и авторитет, не по занимаемой должности, а профессиональный, основанный на том, как человек работает и что вкладывает. Говорят, что сильные люди не могут договориться, но я не разделяю это мнение: умные люди всегда находят общий язык. Когда в коллективе есть составляющие, которые я перечислила, формальные связи сливаются с неформальными, появляются сетевые проекты, инициативы, они доводятся до конца, на их месте возникают новые. Тогда структура гибкая – мы, например, раз в два года, если не чаще, проводим структурные изменения. Но это содержательно оправданные изменения, поэтому они облегчают, а не усложняют всем работу.


Беседовала Ирина Кельнер. Интервью взято в рамках практической программы «Культура 2.0» в рамках Санкт-Петербургского международного культурного форума.





0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
bottom of page