© 2019 ЦСИ «Музейный опыт»
 

  • Facebook B&W

Дети непредсказуемы — это нужно принять

Как вырастить грамотного посетителя музея? Существуют ли универсальные технологии, помогающие транслировать наследие разным аудиториям? На примере проекта #metkids обсуждаем эти и другие вопросы со специалистом в области культурного наследия Николасом Меркельсоном.

Николас Меркельсон — научный консультант фонда Lord Cultural Resources в США. Получил степень магистра в Университетском колледже Лондона, участвовал в археологических экспедициях в Испании и Кении. Изучал работу с музейными коллекциями в NYU School of Professional Studies, стажировался в Смитсоновском институте в Вашингтоне, в 2013–2018 годах работал в Музее Метрополитен (Нью-Йорк) специалистом по управлению музейными коллекциями.

Беседовала Ирина Кельнер

Проект #metkids — цифровая платформа на сайте Музея Метрополитен, созданная специалистами музея для детей 7–12 лет, разработанная вместе с детьми и пополняемая с их участием. Платформа включает интерактивную карту, позволяющую подробнее изучать отдельные объекты музея, узнавать интересные факты и выполнять задания; «машину времени» — инструмент поиска, позволяющий находить контент и идеи для творчества по времени, части света и теме, а также богатую коллекцию видео о жизни музея, записанных детьми, и блог, который ведется детьми вместе с сотрудниками музея.

Кто инициировал #metkids, был «заказчиком» и вдохновителем проекта?

– Образовательный отдел Музея Метрополитен. Они понимали, что им нужно что-то предложить детям, которые приходят отдельно от школьных групп. Музей всегда хорошо работал с организованными группами школьников — и с тем, чтобы им было за чем приходить в музей, и с тем, как проходят эти визиты. Но после такого интересного посещения с классом дети нередко приводят в музей свои семьи. И образовательный отдел понимал, что нужно что-то, чтобы ребенок мог, например, зайти на сайт и самостоятельно что-то узнать. При этом в галереях нет ни этикеток для детей, ни чего-либо еще, специально им адресованного. В других музеях вы можете увидеть какие-то маленькие стенды, стикеры, надписи или аудиогиды — специально для детей. И аудиогиды это вообще-то очень хорошо. Но было решено сделать платформу, на которой будут собраны адресованные детям видео, и будет карта с инструкциями по изучению музея, написанными специально для детей.

Образовательный отдел обратился к отделу цифровых технологий с запросом: можно ли сделать что-то, что отличалось бы от традиционного музейного предложения? Как создать что-то по-настоящему качественное и полезное, но чтобы при этом оно было привлекательным для семилетних детей? Лучшим способом оказались мультики: они сразу по форме адресованы детям, которые сейчас часто смотрят детское телевидение. И если при этом рассказчиком будет ребенок, ровесник, для детей он окажется большим авторитетом, и его они будут охотнее слушать — дети действительно слушают друг друга лучше, чем родителей. Кроме того, нужно было провести исследование: какого рода вопросы могут заинтересовать эту аудиторию и какие из них мы обычно не задаем.

 

Как выбирали детей-рассказчиков и сюжеты? Ведь даже одногодки — это совсем неоднородная аудитория, дети бывают очень разные.

– Если посмотреть видео, то там встретятся дети всех национальностей, дети, которые задают очень серьезные и глубокие вопросы — вероятно, они более способные в изучении истории, и дети, которые задают самые простые вопросы — возможно, у них в школе не такое сильное образование. Но это указывает нам на то, что создатели платформы старались достичь как можно большего разнообразия, и им это удалось. Они обошли в Нью-Йорке огромное количество школ, встречались с самыми разными сообществами, так что им удалось собрать все типы образовательных заведений: общественные, частные, религиозные, секулярные... И всем детям вначале задавали примерно один и тот же вопрос: что мы, как музей, вам предлагаем и что еще не предлагаем?

Кроме того, у MET уже был такой хороший ресурс, как группа, которую они называют «юные ученые» — это те дети, которые регулярно занимаются в музее, они больше всего были готовы к сотрудничеству. Это действительно производит впечатление — то, как эти дети делают видео, как они взаимодействуют со взрослыми, и они сами держатся не хуже взрослых: очень хорошая речь, они задают действительно умные вопросы и умеют направить разговор в нужное русло, то есть в их гидах есть всё, что, вероятно, было бы в хорошо сделанном «взрослом» гиде.

Главное в методике, благодаря которой была создана платформа #metkids, — не предполагать, что дети не дотягиваются до какого-то уровня, а, наоборот, быть готовыми к тому, что они зададут не менее сложные и серьезные вопросы, чем взрослые.

 

Как долго могут быть актуальны такие формы работы, от чего это зависит?

Что замечательно в работе со школами, в совместном создании блогов: вы можете сразу получить запрос. Допустим, вы заходите в класс, где 25 учеников, и получаете сразу 25 блогов. Эта работа становится частью их учебного курса, и в наших силах сделать ее эффективной. В группах, поработав побольше с учителями, дети могут создать что-то вроде задания — чем именно можно дополнить платформу. И такое могут делать сотрудники образовательного центра или преподаватели вне музея — это будут несколько разные, но применимые видео.

Поэтому, думаю, у самой платформы нет «срока годности». Это ресурс с невероятными возможностями, но он также требует времени и денег, конечно. И многое будет зависеть от спроса, интереса к этим видео. На цифровых ресурсах легко отследить количество просмотров и ссылок и понять, какие именно видео привлекают больше всего.

При этом, мне кажется, эту идею блогов можно распространять для других типов аудитории: находить в этой среде рассказчиков, найти с ними вместе фокус, на котором может быть сосредоточена подача материала, придумать какой-то свой хештег...

 

Кроме блогов и видео, платформа также содержит рисованную карту музея и «машину времени». Есть ли у них какой-то предел наполняемости?

Здесь нужно сперва вспомнить, что такое временная шкала MET. Это такой удивительный академический ресурс, но не только для внутренних исследований, а для всех, это хронология, посвященная истории искусств. Ею, наравне с учеными, пользуются многие непрофессионалы, неспециалисты. Для этого ресурса постоянно пишутся статьи, производится различный контент, так что он непрерывно растет и развивается.

#metkids во многом отражает то, что происходит с этой временной шкалой, эта платформа тоже растет. Если дети затевают новое исследование, оно будет опубликовано на сайте, так же как и видео.

Те дети, которые создавали первые блоги и участвовали в разработке платформы, уже выросли. Меняется ли ресурс под влиянием следующих поколений?

Целевая аудитория 7–12 лет удобна тем, что дети вырастают, но им на смену приходят следующие 7–12-летние... И привносят свой контент.

Мультяшную карту на #metkids художники рисовали больше двух лет. Художник что-то воспринимал, создавал и потом согласовывал ее. Это интерактивная карта, поэтому огромная работа, и то, что мы видим, — только ее результат. И это то, что вряд ли будет меняться. Но что касается наполнения, статей, исследований, самой шкалы, то все, что может измениться на «взрослом» сайте, может меняться и на #metkids. И то, как меняется сайт с хронологией, отражается на сайте для детей. Ведь исследования очень подвижны, они постоянно приносят новые данные, новый взгляд.

Я не думаю, что, вырастая, дети непременно перерастают и свои интересы. Они просто становятся более осознанными, больше понимают и оказываются готовы к новому способу взаимодействия с наследием. В 13–15 лет они уже вполне в состоянии пользоваться музейными этикетками, им не потребуется специальная платформа в телефоне, как младшим. Здорово расти вместе с #metkids, потому что тогда вы понимаете, чем занимается музей, узнав это из детских путеводителей.

 

Если уже создано огромное количество разработок, снято много видео, придумано множество заданий и игровых сюжетов, почему бы на этом не остановиться?

Всегда стоит продолжать создавать новое, даже если вы точно знаете, что количество посетителей не будет увеличиваться. К вам будут приходить еще и еще — те же школы и детсады, и нужно давать им возможность развиваться, и самим развиваться вместе с ними. Поэтому #metkids будет продолжать пополняться — пока им продолжают пользоваться люди, там всегда будет что-то новое.

Если использовать платформы #metkids как модельный опыт, что важно учитывать, к чему быть готовым?

Наверное, стоит начать с того, чтобы понять, к какой аудитории вы хотите обращаться. Если вы заблаговременно изучаете аудиторию, если вы ясно ее себе представляете, то можно использовать сходные модели. Действительно, очень удобно делать все в цифре — не нужно делать тиражи бумажных путеводителей или печатать дополнительные этикетки. И еще в этой модели хороша гибкость: вопрос, повод могут быть любыми. Если не ограничивать типы вопросов, получится нечто большее, чем материал по истории искусств. Вот, например, один из детских вопросов звучал примерно так: «Как вы выбираете, что повесить на стену?» Просто примите как данность, что необходимо очень гибкое отношение к теме, если вы работаете с детьми — дети непредсказуемы. Но если вы сможете этой гибкости соответствовать, то в своей работе вы тоже почувствуете заметный сдвиг.

 

Что еще необходимо, чтобы такая модель сработала?

Обязательно нужен кто-то, кто хорошо пишет материалы для детей. Лучше всего, если это будет кто-то из академической науки, но вам нужен тот, кто способен переводить достоверную и точную информацию в формат, который аудитория сможет понять и усвоить. Я думаю, это то, что действительно важно — понимать, что собой представляет ваша аудитория, и делать контент специально для нее.

 

А как выглядит предложение MET для самых маленьких, тех, кому меньше 7 лет?

Таких программ много. Обычно они построены на том, чтобы можно было что-то поделать и потрогать руками, и предлагают выяснить, что на что похоже, что какого цвета и какой формы, то есть помогают установить связи с тем, что ребенок уже может видеть или знать. Допустим, если на картине будет что-то из сельской жизни, то с малышами обсудят, что делает крестьянин, что буквально происходит в этой сцене, что из этого ребенок готов описать.

Это могут быть самые простые рабочие листочки, которые учителя распечатывают для класса и выдают на входе в музей вместе с планшетиками, так что дети могут выполнять задания и находить нужные экспонаты непосредственно в галереях. Такие же листки дети получают на занятиях в классах, им привычен этот формат. В основном такими материалами пользуются группы, но если родители приводят с собой в музей ребенка дошкольного возраста, например на какое-то мероприятие, листочки тоже будут доступны. И, кстати, очень удобно, когда такого рода материалы доступны постоянно.

А подросткам MET, вероятно, предлагает какие-то совсем другие форматы?

На самом деле подобные листочки с вопросами и заданиями создаются и для тинейджеров. Конечно, с поправкой на их уровень знаний и способностей и адресованные им в смысле выбора тем. Но это такие же рабочие листки, где оставлено место, чтобы вписывать ответы, с картинками, которые можно раскрасить или дорисовать. А вопросы в них будут, например, о том, чтобы определить, к какому историческому событию отсылает сцена, или подумать, какие чувства мог испытывать художник, создавая то или иное произведение. Вся разница — в том, что учитывается образование данной аудитории, ведь подростки мыслят шире, и они более сознательные.

Больше материалов по темам:

#партисипативность #participatory
#визуальная коммуникация
#цифровой контент

#партнерство

#семейная аудитория